Пущин – возможный прототип Евгения Онегина - Строительство

Пущин – возможный прототип Евгения Онегина

Туринская переписка декабристов о произведении Пушкина

Еще при жизни Пушкина говорили, что прототипом Евгения Онегина для поэта стал его «первый друг» Иван Пущин, а прообразом Татьяны Лариной – Наталья Дмитриевна Фонвизина (в девичестве Апухтина).

Современники подчеркивали небывалое сходство характеров. Об этом писали без всяких сомнений. К примеру, родственник Фонвизиной Молчанов оставил уверенную запись:

«Пушкин своим поэтическим талантом опоэтизировал Наталью в своем «Евгении Онегине».

А С. Максимов в книге «Сибирь и каторга» пишет:

«Н. Д. Фон-Визина в молодости послужила идеалом Пушкину для Татьяны в «Онегине». Да и сами Пущин и Фонвизина, находясь в Сибирской ссылке, он – в Туринске, она – с мужем в Тобольске, ведут активную переписку, где нередко называют друг друга «Таня» и «Онегин».

В одном из писем к Пущину в Туринск Наталья Дмитриевна пишет:

«Ваш приятель Александр Сергеевич, как поэт, прекрасно и верно схватил мой характер, пылкий, мечтательный и сосредоточенный в себе».

Рассказывают, как когда-то в молодости Наталья Фонвизина встретила Пущина, гостившего в имении ее отца, страстно влюбилась в него, но тот, выслушав ее признание, вскоре уехал, даже не объяснившись.

В отчаянии Наталья вышла замуж за своего двоюродного дядю М. А. Фонвизина, героя Отечественной войны 1812 года, не по любви, а в благодарность за его сердечную привязанность.

Встретив как-то в Москве на балу сбежавшего от нее в далеком прошлом молодого человека, который на этот раз был поражен ее красотой и обаянием, Фонвизина отвергла все его нынешние притязания на ее руку и сердце.

Сам Пущин в августе 1841 года рассказывал своему другу поэту В. И. Панаеву, приезжавшему в Туринск по делам своей бумажной фабрики, что влюбился в Фонвизину еще во время их первой встречи, но не захотел подвергать будущее девушки опасности, потому и бежал от нее. Но позднее, встретив ее на балу, понял свою ошибку, пытался вернуть отношения, но был отвергнут Натальей.

В марте 1841 года И. Пущин в письме к Е. Оболенскому признается, что как-то рассказанная им в 1819 году у Дельвига любовная история имела продолжение в «Евгении Онегине».

Согласно  непроверенным выводам Ю. И. Клюшникова, 22 октября 1823 года, в день окончания первой главы «Евгения Онегина», А. С. Пушкин писал брату Льву Сергеевичу из Одессы в Петербург:

«Ты требуешь от меня подробностей об «Онегине»? Признаюсь. Многие места в моем «Онегине» относятся к Апухтиной, в которую Пущин был очень долго и очень глупо влюблен. Сюжетом романа обязан я Пущину, другу моей славы».

Предыдущая запись Грунтовые воды восточного склона Урала
Следующая запись «Евгений Онегин» в Туринске

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика