Уральское зодчество - Строительство

Уральское зодчество

Основные типы жилища

Поскольку первыми русскими, оседавшими на склонах Уральского хребта, были выходцы из земель, принадлежавших Новгороду, то основой народного зодчества и, в частности, жилищного строительства на Урале послужила строительная культура вольного города. Жители северных областей России считались большими мастерами во многих ремеслах, слыли отличными плотниками (вспомните шедевр русского деревянного зодчества — церковный ансамбль погоста Кижи на Онежском озере). Поэтому поначалу основным типом русского жилища на Урале стал новгородский.

В конце XVI—XVII в. он распространился в Зауралье и на территорию северной части Среднего Урала. В более южных районах появляется жилище среднерусского типа, принесенное переселенцами из центральных районов России и Поволжья. Таким образом, типы жилищ, получивших распространение на Урале, зависели от родины поселенцев и от местных природно-климатических условий.

Основным материалом строительства в России до конца XVII в. оставалось дерево. Из него рубили не только избы, но и царские дворцы, крепостные стены, боярские хоромы, церкви и монастыри. В северных районах России жилой дом обычно рубился из сосновых или еловых бревен. Суровый климат вынуждал поднимать жилые помещения над землей, для того, чтобы в них было теплее. Нижний этаж клался, как правило, в несколько венцов бревен, но не более 1,5 м. В нем хранили имущество. В
жилую комнату вела наружная лестница.

В центральных районах такие жилища тоже встречались. Но большее распространение имел иной тип — когда пол избы располагался на высоте одного-двух венцов от
земли. В этом случае избу утепляли завалинками (приваливая к стенам снаружи землю и удерживали ее досками).

В XIII—XV вв. срубы делали «в обло» — с выступающими концами бревен, с XVI в. появилась более сложная рубка — «в лапу». Этот способ был экономичнее, поскольку позволял при той же длине бревна построить помещение большей площади. Но рубка «в обло» сохранилась, поскольку в суровую зиму углы с выступающими концами меньше промерзали. Крыши домов покрывались дранкой — тонкими деревянными пластинками. Единственная жилая комната дома имела размеры от 3,5×3,5 м до 6×6 м.

Дальнейшее развитие жилого дома шло по линии увеличения числа помещений. Появляются двухкамерные срубы, в которых капитальная бревенчатая стена разделяла дом на две части. Затем распространяются трехкамерные постройки: два сруба, соединенные между собою сенями.

Пол в северно-русских домах настилался из толстых досок. В южно-русских домах встречался и плотно утрамбованный земляной пол. В курных крестьянских избах (отапливаемых без трубы) потолка не было. Дым выходил прямо в комнату, а оттуда — через дверь на улицу. Окна в таких домах были очень маленькие, через них почти не проникал дневной свет (иногда окон не было совсем), поэтому большую часть дня приходилось жечь лучину.

Печь обычно была расположена в одном из углов. Рядом находился «бабий кут» (угол) избы, где женщины готовили пищу.

Между печью и боковой стеной устраивали полати, а напротив них находился «красный кут», где стояли стол, лавки и висели иконы. Это было самое почетное место в избе. Здесь во время трапезы сидел хозяин, сюда же сажали и гостей.

Усадьба

Основной единицей застройки в городе и деревне была усадьба, состоявшая из жилого дома, хозяйственных построек и огорода. Усадьбу отделял наружный забор в виде частокола из бревен диаметром в 15—20 см.

Первоначально на Урале хозяйственные постройки примыкали к жилому дому, позже их стали располагать по периметру усадьбы. Двор, окруженный строениями, закрывали крышей. Позже на Среднем и Южном Урале появились открытые дворы. Частокол в XVI—XVIII вв. усадьбы и дома богатых все больше стали отличаться от домов бедных горожан и тем более от крестьянских жилищ по своим размерам, по составу строений, их материалу, внутреннему и внешнему убранству.

Одна из усадеб Строгановых в Орле-городке представляла собой настоящую крепость со стенами и башнями. В ней имелась церковь, деревянные и каменные строения с печами, облицованными изразцами, а среди жилых и хозяйственных построек были «горница с комнатою на подклетях и с сенями, и с заборами, и с чердаками, сенное крыльцо, погреба, чюланы, амбары, сени старые с горницею, и с подклети, и с подсеньем, и с чюланы, что в сенях и в подсенъе. Ворота большие и малые, баня черная, другая белая, каменная поварня со столовою горницею и с сенями и с двумя сенными чюланами, каменный дымоволок».

Города — крепости и заводы

К сожалению, ни одна из деревянных крепостей Урала не дошла до наших дней, но по летописным источникам, гравюрам и схематичным рисункам можно сказать, что они
ничем не отличались от крепостных сооружений Европейской России. Уральские крепости состояли из стен, проезжих башен (с воротами), а также глухих (без ворот) угловых башен. Башни были в основном четырехугольные, увенчанные остроконечной шатровой кровлей. Внутри их было два горизонтальных бревенчатых перекрытия. В Верхотурской крепости башни были в основном высотой 7 саженей (14,9 м) и шириной 3 сажени (6,4 м), а главная проезжая башня была высотой 12 сажен (25,6 м), и шириной 4 сажени (8,5 м).

Крепости по размерам и выразительности удачно вписывались в уральскую природу. На всех старинных гравюрах городов на первом плане показана крепость.

В селе Торговище Суксунского района Пермской области существует деревянная дозорная башня, построенная в конце XVII в. Это село, бывшее небольшим укрепленным пунктом, было окопано рвом и обнесено частоколом с восемью башнями. Сохранившаяся башня рублена восьмериком (сруб имеет 8 сторон) на продолговатом четверике
(4 стороны). На верхушке ее шатра расположена «смотрельня» (дозорная площадка) для стражи.

Дозорная башенка напоминает колокольню, но не обычной для колокольни маленькой главкой, а гербом Российского государства.

Екатеринбургская крепость, ставшая впоследствии центром горнозаводского Урала, была построена как солидное инженерное сооружение. В плане она была прямоугольной со сторонами 358 и 307 саженей (763,8 и 655 м). Укрепления ее составляли земляные валы с бастионами, деревянный палисад, ров с водой и линия рогаток. Металлургический завод находился в центре крепости.

Егошихинский завод был зажат высокими склонами оврага у Красной горы, являлся одновременно крепостью с четырьмя бастионами. После того, как город стал центром губернии, он вышел широкой полосой на высокий берег Камы и стал развиваться по ее течению.

Заводы ставили на реках. По одну сторону плотины, сооруженной на реке, возникал пруд, а по другую — производственные помещения, механизмы которых приводились в движение с помощью энергии воды. Поселение вырастало вокруг пруда и вдоль берега реки. Здание завода выделялось своей архитектурой на фоне жилых домов рабочих, располагавшихся на земельном участке с огородом и подсобными постройками. Перед заводом находилась площадь, на которой размещались церковь, контора, господский дом, торговые лавки. Дополняли архитектурные ансамбли городов-заводов водное зеркало прудов, силуэты горных вершин и холмов, живописные берега, поросшие лесом.

Челябинск и Оренбург также были построены как крепости. Челябинская крепость была небольшой по размерам — 60×60 саженей (130×130 м) с выступающими наружу углами и двумя проезжими башнями — в северной и южной стенах. В отличие от других земляных крепостей в XVIII в., она была рублена из дерева.

Позже, когда вокруг крепости возникли поселения, ее обнесли дополнительной линией укреплений — заплотом с тремя проезжими башнями, рогатками и надолбами, и ее размеры составили 723 сажени в длину и 535 в ширину.

Оренбург был крепостью бастионного типа овальной формы. Окружавший город земляной вал был укреплен камнем, и его высота доходила до 4,5 м. Ширина рва, окружавшего крепость, была около 10 м. Сквозь вал вели четверо каменных сводчатых ворот с мостами. Интересна планировка города. Две-три улицы перекрывались кварталами таким образом, что число сквозных улиц было сокращено до минимума. Такая планировка была применена для того, чтобы в случае прорыва неприятеля через вал можно было остановить его, поставив 5—6 заслонов.

Памятники церковного и гражданского зодчества

Известный историк церкви И. М. Покровский, имея в виду русского человека XVI — XVIII вв., писал:

«…старинный русский человек мог не признавать правил христианской нравственности и жить распущенно; мог пьянствовать, сквернословить, блудить, быть жестоким деспотом в семье и для подчиненных, воровать из казенного сундука и снимать последний рваный кафтан с захудалого тяглеца, но не мог жить без храма; он не мог опустить праздничного христианского богослужения».

И на самом деле, русский человек не представлял себе жизни без приходской церкви, являвшейся центром духовной жизни.

Смысл жизни Церкви, как объединения верующих, состоит в соборном (совместном) общении с Богом. Молитва — это беседа верующих с Богом, без нее верующий человек себя не мыслит. Особое значение всегда придавалось общественной молитве. Храм позволял молящимся людям выйти из обыденной обстановки, помогал приблизиться к Богу. Поэтому везде, где возникали русские поселения, следом возводились хотя бы небольшие церквушки или часовенки, а на смену им приходили более основательные храмы.

Из доживших до наших дней деревянных построек Урала самой древней является Богородицкая церковь в селе Пянтег (Чердынский район Пермской области). Она была построена в 1617 г. на высоком левом берегу Камы. Сейчас церковь представляет собой высокий сруб шестерика (шестигранной формы), покрытый пологой кровлей на 6 скатов, и завершающийся небольшой главкой с крестом. С востока в шестерик врублена прямоугольная алтарная апсида, имеющая двускатную крышу. На западной стороне, которая выходит на реку, — крыльцо.

Но современный вид церкви не является изначальным. Раньше шестерик стоял на подклете, а завершался высоким шатром, колокольней. С севера, запада и юга церковь была опоясана открытой галереей, а на чердак вела лестница. Возможно, первоначально здание служило оборонительным целям.

Для деревянных церквей самой распространенной формой была клетская церковь, видом и размерами напоминавшая клеть избы.

Из ряда похожих построек ее выделяла высокая крутая двускатная крыша, завершавшаяся главой с крестом. Примером церкви такого типа может служить церковь Преображения в селе Янидор (Чердынский район Пермской области), построенная в 1702—1706 гг. Она стоит на высоком подклете, в котором раньше хранили пушнину. Центральная часть церкви завершается двускатной крышей с кресчатой бочкой, увенчанной главой. Пятигранная алтарная часть покрыта бочкообразной кровлей с главкой.

Подобное завершение можно увидать лишь на этом памятнике, который сейчас находится возле Перми, в архитектурно-этнографическом музее. Раньше же церковь Преображения стояла на открытой площади в центре села. Человеку, подходящему к селу, она открывалась не сразу. Сначала можно было увидеть крест, затем главу. А стоило поравняться с первыми домами, как она открывалась целиком.

Сложные покрытия церквей — кресчатые бочки и главки — часто покрывались «в чешую» фигурными дощечками — лемехом. Лемех из осины обрабатывался до блеска так, что чешуйчатые пластинки отражали цвет голубого неба или золото закатного солнца.

Церковные колокольни были отдельно стоящими. Они представляли собой высокие граненые срубы в виде башен, на верху которых под шатровыми многоскатными кровлями устраивались звонницы.

Деревянные постройки очень часто сгорали. В пожарах погибали уникальные церковные и светские здания, крепости и города.

Но, несмотря на приказы из Москвы, сибирские воеводы даже в Тобольске — центре Сибирской губернии не могли организовать огнестойкое каменное строительство хотя бы государственных зданий или своих резиденций. В качестве первого заказчика каменных сооружений выступила церковь. Поэтому каменное строительство, которое развертывается с конца XVII в., на Урале было в основном культовым. Древнейшие из сохранившихся каменных церквей были построены в конце XVII в.: Крестовоздвиженская церковь в селе Верхборовом под Соликамском (1678—1691 гг.), Троицкий собор и Богоявленная церковь в Соликамске (80—90-е гг. XVII в.). Гражданские каменные здания были редкостью даже для крупных городов в 1770—1780-е гг.

Строительство храмов за счет государства здесь почти не велось. Часто в роли заказчика строительства новых церквей выступало купечество. При заводах храмы строились в основном заводовладельцами. А подавляющее большинство сельских храмов сооружалось «тщанием» всех прихожан.

Крепостные и гражданские постройки создавали с храмами единый ансамбль в стиле «московского барокко». Лишь на горнозаводском Урале оформление гражданских построек было чуждо этой традиции. Высокие кровли с изломами, балконы, наличники — все это походило на здания петровского Петербурга.

Уникальным памятником считается знаменитая наклонная Невьянская башня, построенная около 1725 г. Она представляет собой три уменьшающихся восьмерика, увенчанных шатром, который был обшит красной медью. С одной стороны, в этом сооружении чувствовалась преемственность с древнерусскими башнями и колокольнями, но с другой — присутствовал неповторимый индивидуальный характер и уральский колорит. С этой башней связано множество загадок. Кто был ее автор? Для чего могла служить звуковая комната, в которой слово, сказанное шепотом в одном из углов, отлично слышно в противоположном?

И, наконец, для каких целей она была сооружена? Для обороны? Но завод уже окружала деревянная крепость с семью башнями. Для обозрения окрестностей? Но сторожевую вышку лучше было поставить на противоположном берегу реки на горе. По всей видимости, Демидовы хотели возвести памятник на века своему могуществу. Наклон башни объясняется тем, что строители не учли несущей способности грунтов, которые под тяжестью сотен тонн кирпичных стен стали неравномерно сжиматься и башня, как и знаменитая Пизанская, стала постепенно наклоняться уже во время строительства.

Предыдущая запись Памятник письменности. Искусство. Устное народное творчество Урала
Следующая запись Свидетельства из источников

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика