Резьба по дереву, художественная вышивка и ткачество на Урале - Строительство

Резьба по дереву, художественная вышивка и ткачество на Урале

Уральское прикладное искусство

Издавна распространенными видами прикладного искусства в крае были резьба по дереву, художественная вышивка и ткачество. В связи с возникновением горнозаводской промышленности появились новые виды прикладного искусства. Быстро развивалось и достигло высокого совершенства камнерезное искусство. В первой трети XVIII в. в Екатеринбурге была устроена фабрика по обработке камня. В 1751 г. построены новая камнерезная фабрика в Екатеринбурге и фабрика в Северске, в 1765 г. открыт Горнощитский мраморный завод.

Уральские умельцы совершенствовали технику обработки камня. Первыми произведениями уральских камнерезов были мелкие изделия из твердых пород камня. Постоянно доминирующим материалом стал мрамор, из которого изготавливали огромное количество архитектурных деталей для строящихся дворцов Петербурга и Царского Села.

Первая половина XIX в. стала периодом наивысшего расцвета камнерезного искусства на Урале. Работы русских архитекторов классической школы потребовали массу декоративных изделий. По рисункам выдающихся зодчих (К. Росси, А. Брюллова, К. Тона) и местных художников Екатеринбургская фабрика в это время изготавливала много ваз. В первой половине XIX в. на ней была освоена техника русской мозаики из малахита и лазурита. Производилась здесь и резьба по камню (глиптика).

Много разнообразных изделий было изготовлено в это время на Горнощитском заводе: камины, вазы для Эрмитажа, Петергофа и др. Значительными работами завода были памятник Ермаку в Тобольске, созданный по проекту архитектора А. Брюллова (1835 г.), и памятник П. П. Аносову в Омске, изготовленный по модели А. И. Лютина (1852 г.).

В связи с застоем уральской промышленности и общим упадком монументального декоративного искусства началось снижение уровня камнерезного искусства в крае, почти не производились крупные работы, камнерезные предприятия в условиях капиталистической конкуренции оказывались нерентабельными. Ввиду сокращения заказов в 1858 г. был остановлен Горнощитский мраморный завод. Правда, и в это время уральские мастера создавали уникальные произведения, но общий художественный уровень камнерезных изделий оставался низким.

В пореформенный период в Екатеринбурге и его окрестностях быстро развился гранильный и камнерезный кустарный промысел. К началу XX в. здесь имелось уже 226 мастерских
по обработке камня. Мастерские кустарей были узкоспециализированные. Вынуждаемые конкуренцией дробить свой труд на ряд отдельных операций, кустари-камнерезы из художников всѐ больше превращались в ремесленников. Это сказывалось на художественном уровне их изделий. Тем не менее отдельные мастера достигли высокого искусства в производстве печатей, наборных картин, художественно подобранных коллекций минералов.

Во второй половине столетия появились и кустарные изделия из мягких пород камня (ангидрита, селенита, талька, гипсового камня), которые стали вырабатывать в Осинском и Кунгурском уездах Пермской губернии. Здесь в огромных количествах изготовляли рамочки, пепельницы и различные безделушки (туфельки, сапожки, пасхальные яйца), не всегда отличавшиеся высоким художественным вкусом.

Первые художественные отливки из чугуна на Урале относятся к началу XVIII в. Есть сведения, что уже в 1726 г. из Екатеринбурга в столицу было отправлено много чугунных
решеток. Во второй половине XVIII – первой трети XIX в. почти на каждом заводе делались попытки освоить художественное литье, но наивысших достижений добились на Верх-Исетском, Сылвенском, Билимбаевском, Висимо-Шайтанском, Сысертском, Кушвинском, Каменском и особенно на Каслинском заводах, где литье возникло во второй четверти XIX в.

В это время в Каслях работали один из первых литейщиков Никита Тепляков и первый художник-профессионал по литью, кыштымский архитекторский помощник М. Блинов, по рисункам которого создавались отливки. Касли становятся центром художественного литья на Урале. В 1860 г. завод получил за художественные работы малую золотую медаль Вольного экономического общества.

Однако к середине XIX в. на большинстве уральских заводов, изготовлявших чугунное художественное литье, выпуск этой продукции прекратился. Изготовлять ее продолжали лишь на Кусинском и Каслинском заводах. Каслинский завод переживает в это время настоящий расцвет. Выдающуюся роль в развитии здесь художественного литья сыграли скульпторы – выпускники Академии художеств Д. М. Канаев и Н. Р. Бах, которые были художественными руководителями завода и создали ряд прекрасных моделей. Традиции, созданные ими, прочно вошли в художественную жизнь Каслей. На заводе отливали изделия, образцами для которых служили работы крупных русских скульпторов Э. М. Фальконе, Ф. П. Толстого, П. К. Клодта, мастеров каменной скульптуры Н. И. Либериха, Г. Г. Лансере, А. Л. Обера.

Неразрывная связь с «большим» искусством положительно сказалась на уральском чугунном литье. Некоторые из мастеров-литейщиков, несмотря на множество препятствий, сами становились скульпторами, создавали оригинальные художественные модели. В этом отношении наибольшего внимания заслуживает творчество В. Ф. Торокина, получившего художественное образование в заводской скульптурной школе. Тайком от начальства, работая по ночам, скульптор-самоучка вылепил статуэтку «Старуха с прялкой», оказавшуюся очень правдивой и художественно выразительной. История создания этой скульптуры послужила писателю П. П. Бажову сюжетом для создания сказа «Чугунная бабушка».

В. Ф. Торокин создал еще ряд скульптур, отличавшихся не только высокой техникой исполнения, но и глубоким социальным содержанием. Заводовладельцы запретили ему создавать модели, которые своей «простонародностью» претили вкусу богатых покупателей. Последние годы жизни скульптор почти не занимался творчеством.

Каслинский завод выпускал также архитектурное чугунное литье, нередко представлявшее собой подлинные произведения искусства. Так, в 1896 г. каслинские мастера по проекту
архитектора А. И. Ширшова создали чугунный павильон для Всероссийской художественно-промышленной выставки в Нижнем Новгороде.

Во второй половине XVIII в. на Урале (в Нижнем Тагиле, Невьянске и Верх-Нейвинске) активно изготавливали расписные лаковые железные изделия. Быстрое развитие этого ремесла и большой спрос на продукцию объясняются не только художественной росписью, но и высоким качеством тагильского масляного лака, изобретенного живописцами Худояровыми. Уже в XVIII в. мастерство живописцев достигло высокого уровня, оно еще более совершенствуется в начале XIX в. В это время тагильские железные изделия были очень широко распространены по всей стране. Размеры производства были весьма велики: в 1837 г. в одном лишь Нижнем Тагиле было 30 семей, занимавшихся этим промыслом, изделий вывозилось на 225 тыс. руб. в год.

Во второй половине XIX в. тагильская лаковая живопись постепенно пришла в упадок. Ее изделия, потерявшие очень многое в художественном отношении, уже не находили спроса
в европейской части страны, оказываясь не в состоянии конкурировать с произведениями жостовского промысла, который соединил лучшие черты (материал и художественные мотивы) тагильской живописи с техникой иконописи.

В Прикамье широко распространилась художественная роспись по дереву, которой украшались деревянная утварь, мебель, сани, элементы интерьера. Среди многочисленных местных декоративных росписей (очерской, верещагинско-путинской, березовской, кунгурской, суксунской и др.) своим стилевым единством и живописной манерой выделяется обвинская роспись. Основные мотивы обвинской росписи: «обвинская роза» – цветок со спирально закрученной серединой, яблоко или цветок с расходящимися вверх веточками, восьмилепестковые цветы, грозди ягод и пр. Основные элементы располагались на оси симметрии или в центре композиции. Прикамские и вятские «маляры» в своих произведениях живописно воплощали яркий мир народной фантазии.

В 1817 г. на Златоустовском заводе была пущена фабрика холодного оружия, вскоре прославившаяся своими изделиями. Заслуга создания высокохудожественных златоустовских клинков принадлежит плеяде выдающихся русских мастеров – клинковых рисовальщиков, из которых прежде всего нужно назвать Ивана Бушуева. Он первым перешагнул барьер, воздвигавшийся иностранными мастерами на пути развития русского художественного оружия, и создал выдающиеся работы (их дошло до нас около полутора десятков). Ученик И. Бушуева И. П. Бояршинов неоднократно получал награды за художественные клинки. Работали в Златоусте и другие крупные мастера – А. И. Бушуев, П. Уткин, Ф. Тележников.

С 60-х гг. XIX в. после длительного застоя начался новый подъем замечательного искусства златоустовских художников-оружейников, продолжавшийся около трех десятилетий. За это время был создан новый художественный стиль, не уступавший по своим достоинствам стилю основоположников этого искусства. В Златоусте вырасла целая плеяда талантливых художников, умельцев-мастеров: братья Агарковы, С. О. Серовиков, Я. Д. Варламов, М. П. Мешалкин и др. Из их рук вышло множество клинков, охотничьего оружия, бытовых предметов (портсигаров, подносов и т. п.), украшенных златоустовской гравюрой.

Лучшие образцы их работ экспонировались на Всероссийской художественной выставке в Нижнем Новгороде в 1896 г.

Оригинальной формой изобразительного искусства на Урале является пермская деревянная скульптура, широко бытовавшая в крае, особенно в его северо-западной части, в течение нескольких столетий. Появление ее было обусловлено древнейшими дохристианскими верованиями коренного населения, пережитки которых стойко удерживались и после распространения христианства. Прикамское духовенство вынуждено было пойти на компромисс и допустить в уральские храмы деревянную скульптуру религиозного содержания. С течением времени «пермские боги» значительно изменились. Если в XVI–XVII вв. изваяниям была присуща некоторая суровость и аскетизм, свойственные еще языческим «истуканам», то в XVIII–XIX вв. они приобретают более реалистичный характер.

Так, в работах Д. Т. Домнина начала XIX в. прослеживается влияние классицизма, произведения Н. Кирьянова конца столетия вызывают ассоциации с русским лубком. Уникальная коллекция деревянной скульптуры хранится в Пермской художественной галерее.

Наиболее значительными памятниками живописи XVI–XVII вв. являются иконы, которые стали распространяться в крае вместе с христианством. По своим художественным достоинствам среди икон этого времени, обнаруженных на Урале, выделяются иконы так называемой строгановской школы письма (название получила по имени заказчиков), произведения которой отличаются яркостью колорита, изяществом пропорций.

Мастера Прокопий Чурин, Истома, Никифор и Назарий Савины, Емельян Москвитин, Семен Хромой создали лучшие образцы религиозной живописи «нового периода» русской истории.

В начале XVIII в. на Урале складывается оригинальный художественный жанр – горнозаводская графика. Одним из наиболее талантливых местных графиков первой половины
XVIII в. был Михаил Кутузов, составлявший «заводам, рудникам и местам профили и чертежи». Он совместно с другим даровитым художником А. Ушаковым подготовил иллюстрации к книге В. И. Генина. В 1827 г. златоустовские художники, в том числе И. Л. Бояршинов, исполнили серию рисунков Златоуста.

Во второй половине XVIII – начале XIX в. во многих уральских городах и на заводах появились свои живописцы.

В Нижнем Тагиле жила и работала целая династия крепостных художников Худояровых. Родоначальником этой семьи был Андрей Худояров, он и последующие Худояровы были мастерами по росписи железных лаковых изделий. Наиболее видными художниками из этой семьи были Павел Федорович, представивший на академическую выставку 1849 г. свою работу «Жертвоприношение Ифигении», Исаак Федорович, перу которого принадлежит картина «Гуляние на Лисьей горе», Степан Федорович, получивший образование в Италии. Темой большинства произведений Худояровых был Урал, его суровая природа. Наиболее выдающейся работой Худояровых является серия видов цехов Нижне-Тагильского завода, исполненная в 30–40-е гг.

Большинство уральских художников конца XVIII – первой половины XIX в. были крепостными. Строгановский крепостной, житель Усолья И. С. Дощенников обладал широким творческим диапазоном: писал иконы, расписывал храмы, но самым замечательным в его творчестве было обращение к изображению бытовых сцен. Замечательные портреты оброчных крестьян, крепостных служащих принадлежат кисти ильинского живописца С. П. Юшкова. Немногие счастливцы смогли освободиться от крепостной зависимости и окончить Академию художеств: это граверы И. А. Берсенев и А. А. Пищалкин, живописцы Н. М. Кусков, П. В. Лодейщиков, В. П. Худояров.

Урал был родиной многих выдающихся российских живописцев. Уроженцем Шадринска был профессор исторической живописи Ф. А. Бронников, выставлявший свои произведения
на академических выставках, выставках Товарищества передвижников, принимал участие в целом ряде международных выставок. Ф. А. Бронников расписывал храм Христа Спасителя в Москве, церкви Александра Невского в Париже и Копенгагене.

В Перми в семье потомственных иконописцев чердынского происхождения родились замечательные живописцы братья П. П. и В. П. Верещагины – представители позднего академического направления. Они учились у пермских художников И. В. Бабина и А. У. Орлова, затем продолжили образование в Академии художеств. П. П. Верещагин оставил большое количество уральских пейзажей. В 1875–1876 гг. он путешествовал по р. Чусовой и вдоль строившейся тогда Горнозаводской железной дороги, выполнил огромное количество этюдов, на основании которых в последующие годы написал около 30 полотен: «Вид реки Чусовой при пересечении мостом Уральской железной дороги», «Река Чусовая. Камень Мултык», «Речка Архиповка» и др. П. П. Верещагин первым из крупных живописцев обратился к изображению природы Урала. Полотна братьев Верещагиных находятся в Государственной Третьяковской галерее, Государственном Русском музее и лучших художественных собраниях страны.

Из известной в Перми дворянской семьи происходили П. А. и А. А. Сведомские, мастера европейского академизма, окончившие Дюссельдорфскую академию. Большую часть жизни они провели в Риме, но регулярно приезжали в родовое имение – Михайловский завод в Осинском уезде Пермской губернии. Павел Сведомский, исторический живописец, участвовал в росписи Владимирского собора в Киеве наряду с В. Васнецовым, М. Нестеровым, М. Врубелем. Его брат Александр известен более как пейзажист.

Своеобразная суровая и нетронутая природа Урала привлекала к себе внимание многих пейзажистов. С Прикамьем было связано творчество одного из основоположников реалистической пейзажной живописи, выдающегося русского художника И. И. Шишкина, уроженца Елабуги на Каме. Во многих картинах и графических работах художника, таких как: «На окраине соснового бора», «Пихтовый лес на Каме», «Кама», «Корабельная роща», воспета суровая красота этого богатейшего лесного края.

Одновременно с И. И. Шишкиным к уральской теме обратились и другие художники. Передвижник Н. А. Ярошенко в 80–90-х гг. дважды побывал на Урале. Здесь им были написаны пейзаж «Ночь на Каме» и два произведения, изображающие рабочих: «Ожидание обеда» и «Золотоискатель».

С 1891 г. на передвижных выставках регулярно стали появляться пейзажи художника-реалиста А. М. Васнецова (брата выдающегося русского художника В. М. Васнецова), изображавшего природу Среднего и Южного Урала. Его кисти принадлежат «Утро в Уральских горах», «Наступление ночи на Урале», «Гора Таганай», «Дебри Урала. Уренга», «Кама» и др.

В крупных уральских городах появились профессиональные художники, получившие специальное образование. В середине XIX в. в Перми работал А. У. Орлов, две работы которого хранятся в Третьяковской галерее. Учитель рисования в Пермской гимназии, воспитанник Академии художеств А. С. Шанин открыл первую в городе школу рисования и живописи. Другой воспитанник Академии Н. М. Плюснин долго служил учителем рисования в средних учебных заведениях Екатеринбурга.

Большую роль в художественной жизни Урала сыграла научно-промышленная выставка 1887 г., в художественном отделе которой экспонировались картины ряда выдающихся русских художников: В. Г. Перова, И. К. Айвазовского, И. И. Шишкина, А. И. Корзухина и др. Она познакомила уральскую публику с произведениями крупных мастеров. После выставки в Екатеринбурге было оставлено несколько картин, переданных затем в музей Уральского общества любителей естествознания и послуживших впоследствии ядром для образования его художественного отдела.

Во второй половине XIX в. на Урале сложилась культурная среда, представители которой не только могли ценить искусство, но и воспроизводить его в самых высоких образцах.

Предыдущая запись Искусство Урала 19 века
Следующая запись Архитектура Урала 19 века

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика