Яицкое и Оренбургское казачество в XVIII веке - Строительство

Яицкое и Оренбургское казачество в XVIII веке

Уфимские и Яицкие казаки

К началу XVIII в. на Урале сложилось несколько групп казаков. Одна из них возникла в процессе создания в XVI—XVII вв. первых укреплений на территории Башкирии: Уфы, Бирска, Мензелинска, Елабуги, Осы, Табынска и других. Казаки, заселявшие эти крепости, получили название уфимских. Их задача состояла в защите русских поселений от набегов киргиз-кайсацких кочевников.

Самая крупная группа казаков с конца XVI в. проживала в нижнем течении Яика. В XVII в. (условная дата — 1613—1622 гг.) здесь возникает Яицкий городок, ставший центром яицких казаков.

Они являлись выходцами из других казачьих районов — Запорожья, Дона, Волги. Немало среди них было беглых людей. Национальную основу Яицкого казачьего войска составляли русские. Кроме них среди казаков было много украинцев, а также черкесов, татар, чувашей, калмыков. Яицкие казаки придерживались православной религии, но
большинство из них были старообрядцами.

С началом Петровской эпохи казаки Урала активно привлекаются для участия в крупных военных операциях — Азовских походах, Северной войне. Яицкие казаки стали участниками неудачного Хивинского похода в 1717 г. Но главная их задача состояла в охране юго-восточных рубежей России, граничивших с Казахстаном и Средней Азией.

До начала 20-х гг. XVIII в. Яицкое казачье войско пользовалось относительной автономией: самостоятельно рассматривало свои внутренние дела, избирало войсковых атаманов. Но в 1721 г. яицкие казаки были подчинены Военной коллегии, в результате чего правительство впервые предприняло назначение войскового атамана, произвело перепись казаков, введя новое внутреннее деление войска на сотни и десятки, установило контроль над их службой. Это стало началом ограничения казачьих вольностей. Действия правительства вызвали даже мятеж яицких казаков. Их первое антиправительственное выступление было жестоко подавлено.

Численность яицких казаков по специальной переписи, проведенной в 1723 г., составила около 3,2 тыс. человек.

Яицкое (Уральское) казачье войско до конца существования казачьих формирований сохранило свое самостоятельное значение и не слилось с оренбургскими казаками.

В одном из своих докладов В. Н. Татищев так писал об яицких казаках:

«…В круг их приходит множество, где и при слушании указов бесчинство, брани и крики бывают и часто случается, что атаман унять не в состоянии… Всего хуже то, что они никакого для суда закона и для правления устава не имеют, поступают по своевольству, не рассуждая, что им полезно или вредно; по обычаю, за бездельные дела казнят смертию, а важными пренебрегают. Не соизволено ль будет главному командиру или губернатору… сочинить общий устав для донских, яицких, гребенских и волжских казаков…»

Формирование Оренбургского казачьего войска

С началом деятельности Оренбургской экспедиции и строительством Оренбургской оборонительной линии возникла задача заселения построенных крепостей. На Южный Урал переселяют самарских, уфимских, яицких, донских, малороссийских казаков. Первопоселенцам-крестьянам также предлагалось перейти в казачье сословие. В 1748 г. по указу Военной коллегии для организации их службы и жизни создается новое казачье войско — Оренбургское. Большую роль в его формировании сыграл первый оренбургский губернатор И. Неплюев. Он составил проект создания войска, определил его структуру и принципы организации.

По указу 1748 г. войско возглавлял назначавшийся правительством войсковой атаман. Первым войсковым атаманом оренбургских казаков, прослужившим на своем посту более 30 лет, был Василий Могутов. Управление в станицах осуществляли станичные атаманы. Казачьи отряды, находившиеся непосредственно на пограничной линии, подчинялись комендантам крепостей и комиссарам дистанций.

Первоначально численность оренбургских казаков составляла 4,8 тыс. человек. К концу XVIII в. их было 10 тыс. человек.

В создаваемом войске не предполагалось самоуправление. Поэтому традиционный казачий круг, на котором принимались бы совместные решения, при создании войска был отвергнут. Войсковая изба, созданная при атамане, не обладала правом автономных решений. Она являлась лишь исполнительным органом для внедрения предписаний центральных и губернских государственных ведомств. Эти принципы укреплялись в дальнейшей реорганизации Оренбургского и Яицкого (Уральского) казачьих войск.

Следует отметить, что подобные основы нового строения и управления были характерны для всех создаваемых в ХУШ—XIX вв. казачьих войск — Кубанского, Забайкальского, Терского, Сибирского и др.

При создании Оренбургского казачьего войска, как и в других правительственных мероприятиях XVIII в., проявилась инициативная и контролирующая роль правительства. В отличие от старых самоуправляющихся и относительно независимых от государства казачьих объединений (Донского, Волжского, Яицкого), Оренбургское войско формировалось как государственное.

Характер службы и быта казаков

Создавая Оренбургское войско, правительство исходило из того, что именно такой тип военных людей, охраняющих пограничную область страны, потребует от государства минимальных затрат. Казачество должно было само обеспечивать себя всем необходимым для жизни и службы. Для этого ему давался ряд привилегий. Прежде всего — освобождение от всех налогов и повинностей. Другой льготой стало наделение землей. Земельные наделы казаков во много раз превышали размеры крестьянских (в 4—6, иногда в 10 раз).

Но в XVIII в., когда быт казаков еще только упорядочивался, земледелие и, в частности, хлебопашество не были развиты в казачьей среде. Характер военной службы и постоянная опасность набегов кочевников не создавали благоприятных условий для этого. Более развитым было животноводство, особенно разведение лошадей. Казаки получили также льготные права на охоту в лесах, на пользование реками и озерами, богатыми рыбой. Так, яицкие казаки вели промысел ценнейших пород рыб (например осетровых) в Яике. При этом доходы от рыбной ловли во много раз превышали размеры скромного жалованья казаков.

Определенной статьей доходов казаков в XVIII в. была добыча, полученная в военных походах. Особенно высоко ценились казаками захваченные у башкир, ногайцев, киргизов-айсаков лошади.

В 1755 г. Оренбургское войско в зависимости от характера службы было разделено на жалованных, получавших за службу по 15 руб. в год, маложалованных (по 4 руб.) и своекоштных, или безжалованных казаков.

  • Первые, а их насчитывалось 1099 человек, должны были постоянно находиться на сторожевой службе. Они содержались за счет казны.
  • Вторые — 703 казака — получали жалованье только на свою «воинскую службу», то есть на конскую упряжь и обмундирование. Прочее содержание обеспечивалось самими казаками.
  • Третьи — их было большинство, 3080 человека, — должны были сами полностью обеспечивать себя.

Впоследствии менялись и размеры жалованья, и градация казаков. В первые годы существования войска казаки нередко оказывались в тяжелом положении. Очень часто воспользоваться дарованными льготами, в частности землей, им не удавалось. В 1758 г. атаман Могутов вынужден был докладывать в Сенат, что даже жалованные казаки, находясь на караульной службе, оказались без всякого продовольствия и претерпевают голод. Им оставалось последнее — продать лошадей, главное достояние казака, без чего он не мог нести службу. О безжалованных казаках он сообщал, что их семьи находятся в полном разорении и крайне голодают: «даже соли купить им не на что».

К концу XVIII в. служба казаков упорядочилась. Наладилось материальное самообеспечение. Правительственные инструкции ставили перед казачьими начальниками и такие требования: хозяйство казаков не должно приходить в расстройство. Казаки постепенно превращались в более зажиточное и привилегированное, в сравнении, например, с крестьянами, сословие.

С момента образования Оренбургского войска в его составе был выделен нерегулярный казачий корпус. Он был сформирован из жалованных казаков. В его обязанности входила сторожевая служба в окрестностях казачьей столицы — Оренбурга. Корпус постоянно находился при Оренбургском военном губернаторе и представлял элитную часть оренбургских казаков.

Большая часть маложалованных и безжалованных казаков несла так называемую кордонную службу в различных укреплениях Оренбургской пограничной линии. В крепостях служба казаков проходила под начальством армейских офицеров-комендантов.

В крепостях была установлена жесточайшая дисциплина. Комендант обладал безграничной властью. Не только солдаты и казаки, но и простые жители крепости без его ведома не имели права решать самые обычные бытовые дела. В 70-е гг. XIX в. историки И. Бухарин и С. Севостьянов писали, что без разрешения коменданта никто не мог даже квашню замесить или арбуз снять со своего огорода. Нередко милость коменданта покупалась разного рода живностью: гусями, утками, рыбой. Казаки и члены их семей порой, как крепостные, выполняли в хозяйстве коменданта различные работы: возили дрова, сено, обрабатывали огород.

Вместе с пехотой и драгунами казаки круглосуточно обеспечивали охрану крепостей, постов, разъездов, вели наблюдения за кочевниками. Они же участвовали в работах по сооружению и починке укреплений, сопровождали почту, охраняли табуны и полевые работы, преследовали нападавших кочевников. О каждодневной опасности свидетельствует хотя бы тот факт, что на сенокос и пашню приходилось выезжать только большими группами, в 50—100 человек, с полным вооружением. Работала обычно одна группа казаков, а другая находилась в постоянной готовности отбить неожиданное нападение. Не только казаки, но и члены их семей жили настороже. Отряды киргиз-кайсаков не только угоняли скот, но нередко нападали на людей, захватывали их и продавали как рабов в Коканд или Хиву.

Служба казаков в то время была пожизненной. Рядовые за свой счет приобретали вооружение, снаряжение, строевых и вьючных лошадей, обеспечивали себя продовольствием на время командировок в крепости и гарнизоны. От всей семьи требовалось большое напряжение сил, чтобы казак имел все необходимое для службы.

Образование Ставропольского калмыцкого Башкиро-мещеряцкого войск

Одновременно с Оренбургским казачьим войском  вблизи от него создается Ставропольское калмыцкое войско. Калмыки еще в XVII в. приняли российское подданство. В 1724 г. часть из них стала православными.

В 1737 г. крещенные калмыки переселились из района Нижнего Поволжья на новое место — между Волгой и созданной в начале 30-х гг. XVIII в. линией укреплений по рекам Кинель, Самара, Сок (так называемая Новая Закамская оборонительная линия). Здесь был основан город Ставрополь (Волжский). Вокруг него из переселившихся крещеных калмыков и сложилось Ставропольское казачье войско. По указу 1748 г. калмыцкое войско получило внутреннее устройство по казачьему образцу. Как самостоятельное Ставропольское войско просуществовало до 1842 г., а затем вошло в состав Оренбургского казачьего войска.

Многие казаки-калмыки расселились в крепостях Южного Урала.

С середины XVIII в. к военной службе на оборонительные линии все чаще стали привлекать башкирские отряды. Еще раньше с такими целями организовывались отряды мещеряков, найгайбаков, служилых татар. В 1754 г. по указу Сената с башкир была снята обязанность платить ясак. Они, как и казаки, объявлялись служилым сословием.

Правительственный указ 1798 г. разделил Башкирию на отдельные части (кантоны) и ввел аналогичную с казачьей систему управления. На основе этого указа было сформировано Башкиро-мещеряцкое войско. Главная задача казаков этого войска состояла в несении кордонной (линейной) службы на большой территории от Тобола до Уральска. На эту службу в порядке очереди наряжались все мужчины, способные носить оружие. На деле зажиточные люди могли откупиться от этой обременительной и опасной обязанности. Беднота охотнее шла на охранную службу, получая за это определенную сумму денег. В отличие от русских казаков башкиры почти не имели огнестрельного оружия. Они пользовались особым типом боевого лука — сайдаком.

Участие казаков в военных операциях

Привлекались казаки и к военным операциям. Казачьи полки являлись участниками русско-турецких войн 1768—1774, 1787— 1791гг. Фельдмаршал Г. А. Потемкин, командовавший вооруженными силами в войне с Турцией, особо отмечал уральских казаков за их боевые качества. По его указу в 1790 г. из казаков Уральского войска был создан специальный
отряд, находившийся для охраны в ставке фельдмаршала.

Отличились уральские казаки и в войне со Швецией. Все казаки Оренбургского войска, участвовавшие в военных действиях, за проявленную доблесть в 1790 г. были награждены особой медалью с надписью: «За службу, храбрость, мир со Швецией».

Два полка казаков Уральского войска вошли в состав знаменитой экспедиционной армии под командованием А. В. Суворова. Они прошли путь от Уральска до Германии и Швейцарии, приняв участие в битве при Цюрихе в 1790 г.

Особым попечением казаки Уральского войска пользовались во времена правления Павла I, который уравнял казачьи офицерские чины Уральского войска с армейскими. Из уральских казаков была сформирована лейб-гвардейская сотня, несшая службу при особе императора.

В XVIII в. южноуральский край становится центром существования нескольких крупных казачьих формирований. Характер их службы и быта создал в этом регионе особый образ
жизни людей. Если на Среднем Урале, сосредоточившем основную часть горнозаводской промышленности, возникла особая горнозаводская культура, то Южный Урал стал районом преимущественно казачьей культуры.

 

 

 

Предыдущая запись Оренбургская экспедиция 1734 — 1744 годы
Следующая запись Документы об Оренбургской экспедиции

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика