В присоединенных к Русскому государству приуральских землях созданы органы управления - Строительство

В присоединенных к Русскому государству приуральских землях созданы органы управления

Завершение объединения уральских земель в Русском государстве

Правители Вятской земли вели сепаратистскую политику за­игрывания с казанскими ханами, оказывая влияние на вели­копермских князей. Правительство Русского государства по­нимало опасность отпадения восточных окраин и пыталось воздействовать на Вятскую землю и великопермских намест­ников. В 1458-1459 гг. совершаются два похода московских войск в Вятскую землю, а в 1462 г. войско «прошло по Каме в Великую Пермь». В 1467 г. в походе на зауральских вогуличей приняли участие «пермяне из Чердыни». Однако вятчане помогли бежать из русского плена вогульскому князю Асыке.

Зависимость приуральских земель от Москвы была непрочной, что сказалось во время набега казанского хана Обреима на Пермь Великую в 1468 г., когда большая часть вятчан уклонилась от участия в ответном ударе русских войск, разбивших татар и вернувшихся в Устюг через Пермь Великую. Во время похода 1471 г. русское войско было вынуждено снять осаду с Казани, так как ожидаемый из Перми Великой отряд так и не пришел для удара татарам в тыл — «чердынцы убоясь не пошли, за казанцев задалися».

В 70-80-х годах XV в. завершается объединение русских земель в Русском государстве. После поражения в битве при Шелони в 1471 г. Новгород был вынужден дать отказную грамоту на все свои восточные волости, включая пермские, что юридически оформило их включение в состав Русского государства. В 1471 г. Иван III организует поход на Пермь Великую, поскольку создалась реальная угроза ее отпадения: «пермяки за казанцев норовили, гостям казанским почести воздавали, людям торговым князя Беликова грубили». Во главе отряда был поставлен известный русский полководец князь Ф. Д. Пестрый, само имя которого как участника успешных походов на Казанское ханство и битвы при Шелони должно было произвести впечатление на великопермских князей.

Обстоятельства похода русского войска в Пермь Великую в 1472 г. уже изучены историками. Остановимся лишь на некоторых его особенностях. Поход был организован при энергичной поддержке пермского епископа Филофея, подобравшего для войска проводников. В нем участвовал объединенный отряд устюжан, белозерцев, вологжан и вычегжан. Он двигался очень быстро, выйдя из Устюга зимой 1471 г. и закончив поход весной 1472 г. Без боя сдались городки Урос, Чердынь и Покча, и единственное сражение произошло под городком Искором на р. Колве. Князь Михаил не оказал сопротивления, а один из его сотников — Зырян «по опасу пришел». В сражении приняли участие немногие представители местной племенной знати.

Русское войско вернулось в Устюг без потерь — «рать вся цела», «ратные люди пришли все в целости». Михаил и его «сотники» Бурмат, Мичкин, Коча и Исур были отправлены в Москву и «князь великий отпустил Михаила на Пермь княжити». Было подтверждено вхождение Перми Великой в Русское государство. Поход больше имел значение морального воздействия, чем военной операции, способствовав укреплению восточных границ Русского государства, сохранению плацдарма для борьбы с татарскими ханствами и освоению приуральских земель.

Федор Давыдович Пестрый был послан Иваном III «в Великую Пермь воеводою». Он построил рядом с местным поселением русский укрепленный городок в Покче и «всю Пермскую землю под дань привели к великому князю». Одним из проявлений сепаратизма великопермских князей, видимо, был отказ от уплаты дани в государственную казну. Городок Урос (Урольское городище в 12 км к западу от Чердыни) прекратил свое существование вскоре после взятия его русской дружиной.

Раскопки этого городища показали, что поселение родановской культуры, являвшееся сильно укрепленным (два вала и рва, частокол) убежищем и металлургическим центром, использовалось с XI по XV в. В верхнем его слое найдена керамика вымской культуры и русская гончарная посуда XV в. с линейным орнаментом. Чердынь осталась резиденцией великопермских князей. На Троицком городище (по названию церкви, поставленной на нем) культурный слой родановской культуры был перекрыт русским слоем XV-XVI вв., в котором находились остатки двух бревенчатых изб, найдено русское оружие (наконечники стрел, ядра пищалей и пушек), части кольчуг, медный крестик, русская посуда XV в. с линейным орнаментом, монеты Василия II и Ивана III. На древний вал Троицкого городища в начале XVI в. был насыпан более высокий русский вал, расширен ров с частоколом по краю. В массиве вала сохранились остатки клетевых конструкций из плетня и жердей. Центральные клетки были забутованы галечником, внешние — глиной. Такой тип укреплений более характерен для родановских городищ и, возможно, в их сооружении принимали участие местные мастера. Городище было превращено в городской кремль. В 1504 г. Чердынь сгорела от пожара и сын убитого в 1481 г. во время набега вогуличей Михаила Матвей поставил новый городок в Покче.

Раскопки другого центра Перми Великой — Искорского городища — показали, что вал родановского городища был подсыпан русскими. В центре площадки был сооружен второй вал с частоколом и другими деревянными конструкциями, и городок продолжал использоваться как единственная крепость-застава, прикрывавшая с севера центр Перми Великой от набегов сибирских татар и вогуличей. Здесь найдено русское оружие, остатки срубных жилищ, очевидно, использовавшихся небольшим гарнизоном крепости, серебряная монета Ивана III. Промежуток между первым и вторым валом долго назывался в народе «княжим местом», сохраняя память о великопермских князьях, использовавших городище как временную резиденцию типа военной ставки.

Первые русские города в Прикамье становились военно-административными и религиозными центрами. Летописи, описавшие поход русского войска в 1472 г., говорят уже о возникающем административном делении края на Верхнюю землю (где находился Искор) и Нижнюю (с центром в Чердыни). Под защитой их укреплений начинается стихийное переселение крестьян, осваивавших их ближайшую округу. В Чердыни и Усолье Камском начинают развиваться ремесло и торговля. Они были многонациональными по составу населения, и в них происходило сближение русского и нерусского населения в экономическом, культурном и религиозном отношениях.

Пермь Великая недолго оставалась на положении особого княжества, управляемого великопермскими князьями. В 1505 г. Василий III «разгневан бысть и свел с Великие Перми вотчича своего князя Матфея и родню и братьев его и в Перме велел быти наместником Василию Ондреевичу Ковер». Поводами для отстранения Матвея, возможно, послужили его самовольное строительство в Покче и недостаточное рвение в христианизации местного населения, на что обращал его внимание в 1501 г. московский митрополит Симон. Вместо особого княжения на правах наследственной вотчины в Перми Великой было введено обычное наместничье управление на основании уставной грамоты, с правом «кормления» и с периодической сменой наместников. В этом проявилась общая тенденция к усилению централизации Русского государства.

В конце XV и начале XVI в. военная опасность для Прикамья, даже после падения в 1480 г. татаро-монгольского ига с Руси, не ослабла, а усилилась со стороны Казанского и Сибирского ханств. В 1481 г. пелымский князь Асыка совершил новый набег на Пермь Великую, осадил Чердынь, сжег Покчу и «погосты разорив». К этому времени в Верхнем Прикамье существовали уже крупные русские сельские поселения- погосты, — в окружении деревень и починков. Крестьянская колонизация края продолжалась под защитой укрепленных городков.

На помощь русским поселенцам пришла устюжская дружина Андрея Мишнева, разбившая Асыку и шедший ему на помощь по Каме отряд тюменских татар . Набег Асыки принес такой существенный урон, что правительству временно пришлось отказаться от переписи населения — «потому вогульское разорение». В 1483 г. чердынцы приняли участие в ответном походе русского войска во главе с Ф. Р. Курбским и И. И. Салтык-Травиным против Асыки и его сына Юмшана. За шесть месяцев отряд перешел Уральский хребет, захватил Пелым, опустился по Тавде в Иртыш, а но Иртышу вышел к среднему течению Оби, нанеся удар по центру Сибирского ханства. На следующий год Асыка, пришел в Москву с повинной, был обложен данью и дал обязательство «лиха не мыслити ни силы не чинити над пермскими людие, а князю великому правити во всем», признав зависимость от Русского государства.

Однако югорские и вогульские князья постоянно нарушали эти обязательства. Для защиты от их набегов на Печоре около ненецкого городка Усташ (Пусты) был поставлен русский городок Пустозерск. В 1499 г., после похода русского войска во главе с С. Ф. Курбским, зимой на лыжах перевалившего через хребет, в Зауралье были построены еще шесть укрепленных русских городков. Вогульские и югорские князья подтвердили свои даннические обязательства и на местах привели своих «людей к целованию по их вере за князя великого» .

С конца XV в. оборона с юга усилилась после закрепления Вятской земли в составе Русского государства. Политика заигрывания с казанскими феодалами, проводившаяся сепаратистской верхушкой, не находила поддержки в народных массах. Росло стремление искать помощи от татар у Русского государства. В 1489 г. Иван III двинул на Вятку большое войско. Рядовые горожане захватили сепаратистов и выдали их московским воеводам, впустив русские войска в Хлынов. Население Вятской земли, включая удмуртов и татарских князей присягнуло на верность московскому великому князю. В Вятку были назначены московские наместники и создан обычный для Руси аппарат управления.

Укрепленный городок Никульчин прекратил свое существование. Население было обложено данью в государственную казну. Русскому населению Севера было разрешено на льготных условиях заселять свободные земли. Большинство удмуртов на правах черносошных крестьян жили рядом с русскими поселенцами, часть их осталась в крепостном состоянии у каринских татар на Чепце, а прикамские удмурты — в зависимости от казанских ханов. Арские князья сохранили свои владения с правом феодального иммунитета и обязанностью платить дань в русскую казну и нести военную службу на восточных окраинах Русского государства.

В конце XV в. предпринимаются первые попытки изучения полезных ископаемых Северного Урала. Весной 1491 г. по приказу Ивана III была проведена экспедиция для поисков медной и серебряной руды на Печоре во главе с рудознатцем Андреем Петровым с участием иностранных мастеров. В нее входило 350 человек, в том числе 60 устюжских «делавцов железных дел мастеров», а в числе подсобных рабочих были чердынцы. Залежи руд были обнаружены в верховьях р. Цилмы, притока р. Печоры. Однако они находились на большом удалении от освоенных территорий, и разработка их так и не началась из-за трудностей с обеспечением рабочей силой, продовольствием и охраной.

До середины XVI в. население Прикамья жило в обстановке военной опасности с юга и востока, подвергалось разорению, уничтожению и угону в плен. Это сдерживало переселение русских людей на Урал, хотя и в этих тревожных условиях постепенно росли города, возникали новые сельские поселения. В 1506 г. новый набег на Верхнее Прикамье совершили сибирские татары во главе с Кулук-Салтаном, который осадил Чердынь, «землю нижнюю воевал всю… ц в Усолье Камском варенцы пожегл, цырны разорив, а пермяков и русаков вывел и посекл». Пермский наместник князь В. Л. Ковер собрал отряд на месте и, догнав уходящую с добычей «заднюю» заставу татар, разгромил ее на переправе через Сылву.

Набеги на прикамские земли продолжались и позднее. В 1521 г. пелымский князь в Перми Великой «погосты разорив, а Чердыню не взял». В 1539 и 1540 гг. казанские татары на Вятке и Верхней Каме «князя великово вотчину пограбили, пожгли, а людей пермский посекли многие»». В 1547 г. сибирские татары вновь напали на Чердынь и снова «погосты пожгли, а заставу чердынскую русаков и пермяков побили». Эта застава у Кондратьевой слободы прикрывала Чердынь с юга.

В присоединенных к Русскому государству приуральских землях сложились органы управления и административное деление. Территория Перми Великой разделялась на Верхнюю и Нижнюю земли, центрами сельских округов стали погосты. Чердынь и Соликамск становятся центрами формирующихся уездов. В 1535 г. по чертежу московского дьяка Д. Курчева были поставлены деревянные стены чердынского кремля из городней с шестью башнями и проведен «тайник» — подземный ход к Колве. Город сложился довольно компактно и первоначально занимал неширокую полосу протяжением около 1 км по берегу Колвы. С запада и севера к Троицкому городищу, ставшему кремлем, примыкал посад, обнесенный острожной стеной с башнями, а на северной окраине города стоял Иоанно-Богословский монастырь, также прикрытый острогом. Соликамский посад еще не имел укреплений. Наместники управляли краем по уставным грамотам, выполняя административные и судебные функции.

В 1530 г. с целью регулярного поступления дани в казну писцом Иваном Бобровым была проведена первая перепись населения Перми Великой. Единицей обложения был «лук»- взрослый мужчина-охотник, ежегодно плативший две белки или 2-4 деньги. Перепись выявила 2 145 луков и, видимо, была неполной. Часть населения, пользуясь малочисленностью административного аппарата, могла укрыться от уплаты дани. Уставная грамота определила размеры «корма» наместнику, его тиуну и доводчикам — 2800 белок или 28 рублей деньгами, а также до пяти сапец соли в год «по старине».

Предыдущая запись Присоединение Урала к Русскому государству
Следующая запись Христианство и остатки язычества в начале колонизации Урала

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика