Уральские заводовладельцы - Строительство

Уральские заводовладельцы

Появление уральских заводчиков. Демидовы

Уральский промышленный комплекс создавался государственными усилиями. Однако представители власти и сам Петр I осознавали, что освоить промышленные ресурсы богатейшего края невозможно без привлечения частных лиц. Большая часть уральских заводов уже в первой четверти XVIII в. относилась к категории частных. Их владельцы были выходцами из двух сословий: купцов и дворян.

Особое место среди них занимали представители крупнейшей в России династии заводчиков Демидовых. К моменту строительства первых уральских заводов родоначальник
этой династии Никита Демидов (Антуфьев) сам был мастером оружейного и железного дела. Большая же часть начинающих промышленников впервые для себя осваивала азы
металлургического производства и общего ведения заводского дела.

Никита Демидов стал первым заводовладельцем Урала. В 1702 г. по его просьбе Петр передал ему Невьянский завод.

Существует несколько легенд о знакомстве Н. Демидова с Петром I, но все они сходны в одном: царь оценил в тульском оружейнике высокое мастерство, ум и предприимчивость.
Получив Невьянский завод, Н. Демидов добился для себя ряда привилегий в использовании лесов, в приобретении рабочей силы, в праве разрабатывать новые рудные месторождения и беспошлинно провозить произведенное железо. Вместе со своим старшим сыном Акинфием он построил еще несколько заводов.

Сын Никиты Акинфий преумножил заводское хозяйство. Его горнозаводская империя включала более 20 железоделательных заводов, 95 рудников и других предприятий, находившихся не только на Урале, но и в других районах страны. Как и отец, Акинфий Никитич представлял собой тип деятельного, незаурядного организатора производства, вникавшего во все тонкости заводского дела. Одновременно это был властный и жестокий человек.

Этими чертами обладали и другие представители династии. Суровые наказания мастеровых и приказчиков за малейшие провинности, взаимная слежка и доносы, деспотическое отношение к подчиненным были обычными на демидовских заводах.

С демидовской династией на Урале связана судьба более 50 заводов.

Демидовыми были открыты десятки месторождений железа, меди, золота, серебра, платины. Акинфий Демидов первым начал разработку асбеста, магнитных руд, обработку малахита. Богатства Демидовых были несметны. Никита Демидов в 1715 г. мог себе позволить невероятно дорогие подарки — к примеру, родившемуся царевичу Петру Петровичу он преподнес «на зубок», кроме различных дорогих вещей, 100 тыс. тогдашних рублей. Всесильный царедворец Бирон занимал деньги у Акинфия Демидова, после ареста его долг Демидову составил 50 тыс. рублей.

Одна из ветвей демидовской династии была непосредственно связана с Южным Уралом. Ее основателем был Никита Никитич — брат более знаменитого Акинфия Демидова. По завещанию отца Никита Никитич не получил в наследство уральских заводов. Только в упорной борьбе с братом ему удалось в 1730 г. получить на Среднем Урале место под строительство Шайтанского завода, пущенного им в действие в 1732 г. Позднее он построил Верхне- и Нижне-Сергинские заводы (1740 и 1744), а в 1751 г. купил у Я. Коробова Каслинский завод.

В 1755 г. Н.Н.Демидов получил разрешение построить завод на реке Кыштым. Через два года здесь возникли Верхне- и Нижне-Кыштымские заводы. Каслинский и Кыштымские заводы, располагаясь в Исетской провинции, стали первыми предприятиями Демидовых на территории современной Челябинской области. В качестве наследства они перешли одному из сыновей Никиты Никитича — тоже Никите Никитичу.

Другой сын Никиты Никитича, Евдоким, умножил южноуральские владения: в 1760 г. он купил Верхний и Нижний Авзяно-Петровские заводы, а сам построил Кагинский (1769), Кухтурский (1772), Узянский (1777) заводы. Все они располагались в Оренбургской губернии.

Еще один сын — Иван Никитич получил по наследству Верхне- и Нижне-Сергинские заводы. Они располагались на реке Серге, впадающей в Уфу.

Наследники сыновей Никиты Никитича в конце XVIII — начале XIX вв. расстались со многими заводами своего южноуральского комплекса. Более удачливые промышленники купили у них и Сергинские, и Кыштымские с Каслинским, и Авзяно-Петровские заводы.

Никита Никитич Демидов и его сыновья отличались суровостью нравов и жестокостью. Пытки, издевательства и убийства крестьян и работных людей были обычным явлением на их заводах. Не случайно приписные крестьяне Кыштымских и Авзяно-Петровских заводов представляли самую активную группу повстанцев в Герб Демидовых социальных движениях 60—70-х гг. ХУIII в.

Близкими к Демидовым по социальному происхождению и личностным качествам были заводовладельцы, вышедшие из купе-ческой среды: Губины, Лугинины, Мосоловы, Осокины, Походяшины, Турчаниновы, Яковлевы. Среди них особо выделялась компания заводчиков И. Б. и Я. Б. Твердышевых и И. С. Мясникова, выходцев из симбирских купцов. Подобно Демидовым на Среднем Урале, Твердышевы и Мясников в 40—60-е гг. XVIII столетия создали комплекс доменных, железоделательных и медеплавильных заводов на Южном Урале. Они закрепили за своей компанией более 500 рудников, за короткий срок построили и купили 11 заводов, став ведущими поставщиками продукции на внутренний и внешний рынок. Среди их заводов были Белорецкий, Катав-Ивановский, Усть-Катавский, Миньярский.

В конце XVIII в. начал складываться комплекс заводов московского купца М. П. Губина. Именно он скупил у Демидовых Сергинские и Авзяно-Петровские заводы, приобрел Уфалейский и Суховязский и построил Атигский.

С деятельностью компании братьев Мосоловых на Южном Урале связана постройка Златоустовского завода (1754), который в 1769 ими был продан Л. И. Лугинину. Последний прикупил у С. Г. Строганова к нему в том же году Саткинский завод. В 1777 г. Лугинин построил Миасский медеплавильный и в 1789 г. заложил Кусинский заводы.

Горные заводы на Урале строились на территории, значительная часть которой исторически составляла ареал башкирского народа. В ХУШ в. земли башкир находились в их вотчинном пользовании. Уральские промышленники за бесценок скупали их. Цена одной десятины в среднем колебалась от одной десятой до одной тысячной копейки. В течение XVIII в. уральские заводчики приобрели у башкир около 5,8 млн десятин земли, что составило 16,5% исторической территории Башкортостана. Башкиры теряли кочевые, пастбищные, бортовые и охотничьи угодья, а заводовладельцы приобретали не только место под строительство завода, но и огромные пространства с топливными и сырьевыми запасами. Они превращались в крупнейших помещиков-заводовладельцев.

Заводовладение при крепостном режиме

В деятельности заводчиков, вышедших из купцов, не последнюю роль играли личностные качества, необходимые руководителям заводского производства: предприимчивость, деловитость, рачительность, сметливость. Однако социальный строй России того времени, условия развития промышленности не позволяли в полной мере развиться и закрепиться их деловым качествам. Государственные регламентации по сбыту продукции, слабо развитый внутренний рынок, отсутствие конкуренции и свободной рабочей силы ставили перед владельцами заводов, вышедших из непривилегированных сословий, серьезные преграды. Заводовладельцы в этих условиях пытались найти способы получения льготных прав на приобретение сырья и сбыт товаров.

Заводам нужны были рабочие. В европейских странах к этому времени уже сложился рынок вольнонаемной силы. В России же XVIII в. крепостной режим не только сохранился, но еще более усилился. Свободной рабочей силы практически не было. Создавая национальную промышленность, государство в 1721 г. разрешило всем владельцам заводов покупать крестьян. Так появились посессионные рабочие. Заводчики из купцов пользовались этим правом, но оказывались в сравнении с заводчиками-дворянами в невыгодном положении. Последние, имея собственных крестьян, не затрачивали средств на их приобретение.

Положение заводовладельцев-купцов особенно усложнилось после выхода указа 1762 г., который запрещал заводам покупку крестьян и рекомендовал по европейскому образцу нанимать рабочих. Осуществить подобные рекомендации оказалось трудно по целому ряду причин.

  • Во-первых, многие заводы располагались вдали от населенных пунктов.
  • Во-вторых, в России просто не существовало рынка свободной рабочей силы.

Различные слои населения были крепко привязаны тяглом к своим местам жительства.

Мало кто тогда имел опыт вольного найма. Заводчикам приходилось рассылать своих агентов в отдаленные селения, где жили государственные крестьяне, ссужать желающим в виде задатков деньги, выправлять паспорта, организовывать доставку на заводы. Эти крестьяне не имели производственных навыков. Их можно было использовать лишь на вспомогательных работах. Многие из них по дороге на заводы сбегали, а заводчики несли большие убытки от всей процедуры этого своеобразного найма. Такой наем рабочих не имел ничего общего с вольным наймом рабочих в европейских странах.

«Одворянивание» уральской буржуазии

Уральские заводчики стремились обойти проблемы и сложности российской системы найма рабочих. Кто предпочитал купить завод, с уже имеющимися там рабочими, кто стремился получить право приобретать крепостных крестьян. А поскольку последнее разрешалось только лицам дворянского сословия, заводчики-купцы стали настойчиво добиваться от правительства дворянских титулов. Например, Демидовы приобрели дворянское звание в 1726 г., Твердышевы и Мясников — в 1758 г. В ответ на предложение правительства использовать вольнонаемных рабочих Твердышев писал в Берг-коллегию:

«Российским заводчикам никакого средства нет, чтобы заводы свои производить по европейскому примеру вольными людьми».

Покупка крепостных и приписка крестьян к заводам, считал он, оставались лучшим способом обеспечения производства рабочей силой.

Таким образом, зарождающаяся на Урале буржуазия попадала в условия, которые изначально деформировали ее общественное сознание. Стремление ее получить дворянство и
дворянские привилегии было проявлением процесса одворянивания буржуазии.

Потомки новоявленных дворян через брачные союзы еще более укоренялись в дворянском сословии и практически порывали с социальной средой своих отцов. Многие из них утрачивали и те деловые качества, которыми обладали их родители. Получив уральские заводы в наследство, они годами не появлялись в своих владениях, перепоручив все дела управляющим и приказчикам. Их интересовали главным образом доходы с заводов и мало волновали вопросы их технической оснащенности и производственного обновления.

Например, один из сыновей А. Н. Демидова, Прокофий Акинфиевич, получив в наследство пять заводов, в том числе Невьянский, ни разу не приехал на Урал. Он жил в Москве,
бывал в Европе, удивляя всех своей расточительностью и чудачествами, стоившими немалых средств. Современников поражали его выходки. По свидетельству современников, в 1778 г. он устроил в Петербурге народный праздник, в результате которого от чрезмерно выпитого вина скончалось 500 человек. В другой раз раз он скупил в Петербурге всю пеньку, чтобы «проучить» англичан , вынудивших его во время пребывания в Англии заплатить непомерно высокие цены за нужные ему товары.

Прокофий Демидов строил великолепные дворцы, внутреннее убранство которых было поистине царским. Имея колоссальные доходы с уральских заводов, он не скупился на благотворительность, основал воспитательный дом в Москве, жертвовал средства Московскому университету, Коммерческому училищу в Петербурге. Во время русско-турецкой войны предоставил казне заем в 4 млн рублей. Однако наследник огромного состояния не только не построил ни одного завода, но в конце концов продал свои заводы купцу С. Яковлеву.

Многие из потомков первых заводчиков были настолько далеки от дела своих дедов и прадедов, что доводили своей нерадивостью заводы до упадка. Все это не могло не сказаться на общем состоянии заводской производительности и явилось в итоге одной из причин отставания российской металлургии от европейской.

Заводчики — дворяне

Отдельную группу заводчиков составляли представители дворянского сословия. Заводы на Урале приобретались ими различными путями. Придворная знать часто получала их от государства либо в качестве награды, либо на льготных условиях. Например, канцлер М. И. Воронцов получил Пыскорский, Мотовилихинский, Егошихинский и другие заводы, камергер И. Г. Чернышев — Юговские медные заводы, граф С. П. Ягужинский — Сылвинский и Уткинский заводы, граф П. И. Шувалов — группу Гороблагодатских заводов.

Как правило, дворянское «предпринимательство» заканчивалось крахом. В погоне за высокими доходами новые владельцы разорялись. Заводы вновь возвращались в казну либо скупались более предприимчивыми купцами. Например, С. Яковлев приобрел 16 заводов, большинство которых ранее принадлежало дворянской знати.

Удачливыми предпринимателями оказывались дворяне, строившие заводы в своих вотчинах. Особо преуспели Строгановы, основавшие в XVIII в. 13 заводов, а также дворяне, отпочковавшиеся от Строгановской ветви — Всеволожские, Голицыны, Шаховские, Лазаревы.

Перерождения дворянства в буржуазию не произошло. За немногим исключением дворянское предпринимательство носило ярко выраженный потребительско-хищнический, непроизводительный характер.

 

Предыдущая запись Создание Уральской промышленности
Следующая запись Приписные крестьяне, мастеровые, работные люди

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика