У горы Каменный Пояс - Строительство

У горы Каменный Пояс

О путях к Печоре, Югре и Оби

…За реками Печорой и Щугуром у горы Каменный Пояс, точно так же у моря, на соседних островах и около крепости Пустозерска живут разнообразные и бесчисленные народы, которые называются одним общим именем самояди (т. е., так сказать, сами себя ядущие). У них имеется великое множество птиц и разных животных, каковы, например, соболя, куницы, бобры, горностаи, белки и в океане животное морж; …кроме того …белые медведи, волки, зайцы, джигетаи, киты, рыба по имени семга и весьма многие другие.

Эти племена не приходят в Московию, ибо они дики и избегают сообщества и сожительства с другими людьми. От устьев Щугура вверх по реке до Пояса, Артавиша, Каменя и большего Пояса три недели пути.

Подъем на гору Камень занимает три дня; спустившись с нее, можно добраться до реки Артавиша, оттуда до реки Зибута, от нее в крепость Ляпин, от Ляпина до реки Сосвы. Живущие по этой реке называются вогуличами. Оставив Сосву справа, можно добраться до реки Оби, которая начинается из Китайского озера. Через эту реку они едва могли переправиться в один день, да и то при скорой езде: ширина ее до такой степени велика, что простирается почти до восьмидесяти верст. И по ней также живут народ вогуличи и
югричи.

Если подниматься от Обской крепости по реке Оби до устьев реки Иртыша, в который впадает Сосва, то это составит три месяца пути. В этих местах находятся две крепости — Ером и Тюмень, которыми управляют властелины — князья югорские, платящие (как говорят) дань великому князю московскому. Там имеется много животных и превеликое множество мехов…

У реки Печоры, о которой упоминается в дорожнике, есть город и крепость Папин, или Папинов-город; жители его, имеющие отличный от русского язык, называются папинами. За этой рекой простираются до самых берегов ее высочайшие горы, вершины которых вследствие непрерывных дуновений ветров совершенно лишены всякого леса и почти даже травы. Хотя они в разных местах имеют разные имена, однако вообще называются Поясом мира. На этих горах вьют гнезда соколы-герофальконы, о которых будет сказано ниже, когда я буду излагать о государевой охоте.

Также растут там деревья кедры, около которых водятся самые черные соболи. И во владении государя московского можно увидеть одни только эти горы, которые, вероятно, представлялись древним Рифейскими или Гиперборейскими. Так как они покрыты постоянными снегами и льдом и перейти через них нелегко, то по этой причине область Энгронеланд совершенно неизвестна.

Князь Московии Василий, сын Ивана, некогда посылал через Пермию и Печору, для исследования местностей за этими горами и для покорения тамошних народов, двух начальников из своих приближенных: Симеона Федоровича Курбского, названного так по своей отчине и происходившего из ярославского рода, и князя Петра Ушатого. Из них Курбский, в мою бытность в Московии, был еще в живых и на мои расспросы об этом походе отвечал, что он потратил семнадцать дней на восхождение на гору и все-таки не мог перейти через верхушку горы, называемую на его родном языке Столп, т. е. колонна. Эта гора простирается к океану до устьев рек Двины и Печоры…

Вятская область за рекою Камою отстоит почти на сто пятьдесят миль от Москвы к летнему востоку; до нее можно добраться, правда, более коротким, но зато и более трудным путем через Кострому и Галич. Ибо, помимо того, что путь затрудняется болотами и рощами, которые находятся между Галичем и Вяткой, там повсюду бродит и разбойничает народ черемисы. От этого туда отправляются более длинным, но зато более легким и безопасным путем через Вологду и Устюг. А отстоит Вятка от Устюга на сто двадцать миль, от Казани — на шестьдесят.

Стране дала имя одноименная река, на берегу которой находятся Хлынов, Орлов и Слободской. При этом Орлов находится в четырех милях ниже Хлынова, затем, спустившись на шесть миль к западу,— Слободской; Котельнич же находится в восьми милях от Хлынова на реке Речице, которая, вытекая с востока, между Хлыновом и Орловом, впадает в Вятку.

Страна болотиста и бесплодна и служит как бы неким неприкосновенным убежищем для беглых рабов, изобилует медом, зверями, рыбами и белками. Некогда она составляла владение татар, так что еще и поныне по ту и по сю сторону Вятки, в особенности при ее устьях, где она впадает в реку Каму, властвуют татары…

Река Кама впадает в Волгу в двенадцати милях ниже Казани. К этой реке прилегает область Сибирь.

Великая и обширная область Пермия отстоит от Москвы прямо к северо-востоку на двести пятьдесят (или, как утверждают некоторые, на триста) миль. В ней есть город того же имени на реке Вишере, которая в десяти милях ниже изливается в Каму. По причине частых болот и рек, сухим путем туда можно добраться только зимою, летом же этот путь
совершить легче на судах через Вологду, Устюг и реку Вычегду, которая в двенадцати милях от Устюга вливается в Двину. Тем, кто отправляется из Пермии в Устюг, надо плыть вверх по Вишере; проплыв по нескольким рекам и перетаскивая иногда в другие реки суда по земле, они достигают наконец Устюга, находящегося в трехстах милях расстояния от
Перми.

В этой области хлеб употребляется весьма редко; ежегодную дань государю они выплачивают лошадьми и мехами. Они имеют особый язык и точно так же особые письмена, которые впервые изобрел епископ Стефан, укрепивший жителей, колеблющихся в вере христовой (ибо раньше они были еще очень слабы в вере и содрали кожу с одного епископа, покушавшегося на то же). И доселе еще повсюду в лесах очень многие из них остаются идолопоклонниками, и монахи и пустынники, отправляющиеся туда, непрестанно стараются отклонить их от заблуждения и лживой веры.

Зимою они обыкновенно совершают путь на артах, как это делается в очень многих местностях Руси. А арты представляют из себя нечто вроде деревянных продолговатых башмаков, длиною почти в шесть ладоней; надев их на ноги, они несутся и совершают путь с великою быстротою.

В качестве вьючного скота у них служат собаки, которых с этою целью они держат крупных, и при их помощи перевозят на санях тяжести так же, как это будет ниже сказано про оленей. Говорят, что эта область смежна с востока с областью татар, называемой Тюменью…
Область Сибирь соприкасается с Пермией и Вяткой; не знаю достоверно, имеет ли она какие-нибудь крепости и города. В ней начинается река Яик, которая впадает в Каспийское море. Говорят, что эта страна пустынна вследствие соседства с татарами, а если где она возделывается, то там занята татарином Шихмамаем.

Тамошние жители имеют особый язык; промышляют преимущественно беличьими мехами, которые превосходят белок других областей величиною и красотою; однако в нашу бытность в Московии мы не могли найти никакого запаса их…

С. Герберштейн. Записки о Московитских делах.
Начало XVI в.

Предыдущая запись Московские князья в Пермской и Вятской землях в 14 веке
Следующая запись Пермь Великая и политика Василия II

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика