Сибирская экспедиция Ермака - Строительство

Сибирская экспедиция Ермака

Казаки на Яике

На Яике стали образовываться первые казачьи ватаги. Но в XVI в. о существовании здесь вольных казаков уже было хорошо известно. В то время, когда Строгановы приняли решение обратиться к ним за помощью, на Яике собралось немало отрядов волжских и донских казаков.

Одни группы казаков относились к «воровским», другие — к «служилым». Воровские казаки промышляли главным образом военным разбоем. Они преследовались властями и поэтому стремились уйти подальше от тех мест, где могли попасть в руки царских воевод. Район Яика был как раз отдаленным и малолюдным краем. Служилые казаки в отличие от воровских не раз нанимались в царские войска и участвовали во многих военных операциях России. Известно, например, что казаки вместе с русским войском брали Казань, воевали во время Ливонской войны.

В Начале 1580-х гг., после завершения очередных боевых действий в ходе Ливонской кампании, многие из них собрались на Яике, чтобы решить свою дальнейшую судьбу. Среди этих казаков был отряд, атаманом которого являлся Ермак Тимофеевич. Он и принял решение пойти на службу к Строгановым. К нему присоединились служилые и часть воровских казаков. По свидетельству многих источников (прежде всего сибирских летописей), в отряде Ермака было 540 человек. Эти казаки и отправились в строгановскую вотчину.

Одна из летописей, Погодинская, сообщает подробный маршрут начального этапа похода. С Яика отряд через существующие переволоки, т.е. места, удобные для транспортировки судов по суше, перебрался нареку Большой Иргиз, впадающий в Волгу. Далее казаки вышли на Каму и добрались до владений Строгановых. Отсюда
начался поход Ермака в Сибирь.

Личность Ермака

Источники не сохранили достоверных биографических сведений о Ермаке. Существует немало легендарных и прямо фантастических сведений о нем, разбросанных в различных повестях, легендах, песнях.

В одном из источников, «Сказании Сибирской истории», содержится легенда о том, что Ермак по происхождению был уральцем — выходцем из строгановской Чусовской вотчины.
«Сказание» называет его Василием Тимофеевичем Алениным. Легенды о Ермаке, как правило, возникли много позднее самого похода. Сибирские летописи, являясь основным
источником сведений о Ермаке и его походе, очень скупо сообщают о нем.

Единственное описание Ермака можно найти в сочинении первого историка Сибири С. У. Ремезова, написавшего свой труд «История Сибирская» на основе летописных свидетельств. Он сообщал о Ермаке:

«Бе бо велъми мужествен и разумен, и человечен, и зрачен, и всякой мудрости доволен, плосколиц, черн брадою и власы, прикудряв, возраст средний, и плоек, плечист».

Из челобитных сподвижников Ермака известно, что он «казаковал» на Волге и Дону 20 лет. Можно предположить, что ко времени похода ему было 35 — 40 лет. На основе этих свидетельств и из событий самого похода Ермак предстает храбрым и славным казаком, прочно вошедшим в народную память как мужественный и справедливый атаман, победоносно сражавшийся с врагами Российского государства. Он жил в то время, когда вольное казачество еще только формировалось и добивалось первых успехов в освоении «дикого поля». Его можно отнести к плеяде пионеров вольного казачества.

Имя Ермака было известно не только казакам. Как опытного боевого командира его знали даже литовцы. В одном из донесений польскому королю от коменданта г. Могилева, Стравинского, сообщалось, что в осаде этой крепости среди царских воевод участвовал «Ермак Тимофеевич — атаман казацкий».

Воинская доблесть, верность традициям казачьего товарищества, благоразумие и мудрость его определили, вероятно, выбор казаков. Ермак стал атаманом. Признаком глубокого уважения к нему являлось то, что называли его по имени и отчеству.

Имя Ермака, по всей видимости, являлось сокращенным от полного имени Ермолай. Его прозвище — Токмак происходило от глагола со значением «бить», «толкать», «колотить». Вероятно, это прозвище свидетельствовало о недюжинной физической силе Ермака.

Ермак, как истинный казак, умел находить выход из самых сложных жизненных ситуаций и самостоятельно принимать самые смелые решения. Со всей очевидностью это проявилось в сибирском походе.

Инициаторы и начало похода

В летописях чаще всего начало похода датируется1 сентябрем 1581 г. Но, по мнению некоторых историков, в частности Р. Г. Скрынникова.поход начался годом позднее — 1 сентября 1582 г.

Тот же ученый выдвинул предположение, что переход Ермака совершился в очень короткие сроки — с 1 сентября до 26 октября, когда дружина Ермака дошла до столицы Кучума и одержала победу. Скудость информации не позволяет безоговорочно склониться к тому или другому мнению. Приходится ограничиться предположением: летом 1581-го или 1582 гг. Ермак со своей дружиной вступил в пределы вотчины Строгановых. Почти одновременно с его приходом вогуличи совершили очередной набег на строгановские владения, в котором участвовали отряды Кучума.

Ермак дал бой, и Кучумова рать отошла от границ вотчины к Чердыни. Вот тогда-то, может быть, и определилась более отдаленная цель — поход на территорию Сибирского ханства.

В этой связи возникает еще один вопрос: кто же стал истинным инициатором похода? Казаки или пригласившие их Строгановы? Это еще одна проблема, возникшая в ходе изучения истории Сибирской экспедиции. Почему непросто решить ее? Вновь мы сталкиваемся с противоречивой информацией летописей.

Одни из них (Есиповская, Кунгурская) приоритет отдают Ермаку. Есиповская летопись, например, совсем не упоминает Строгановых. По ее версии, Ермак, придя на Урал, без всякого перерыва двинулся в Сибирь.

Совсем другой характер имеет Строгановская летопись. Она составлялась под руководством Строгановых в 30-е гг. XVII века. Ее автор стремился возвеличить Строгановых и показать их организаторами и вдохновителями похода. В летописи утверждалось, что Ермак был простым исполнителем воли своих хозяев. Несомненно, Строгановы были заинтересованы в походе против Кучума, но боялись царского гнева, так как казаков наняли без царского на то согласия. Опасались они и того, что Кучумово войско может вернуться в их вотчину после ухода казаков в Сибирь.

Кроме того, они не были уверены, что Ермак одолеет Кучума. Поэтому их беспокоило то, что затраты на экспедицию с уходом казаков за Урал не будут ими возмещены.

Возможно, решение идти в Сибирь, чтобы расправиться с Кучумом в его собственном царстве, Ермак принял самостоятельно. Он поступил как военный стратег и одновременно
опытный казачий атаман.

В этот момент основные силы Кучума все еще находились в Прикамье, а Кучумова ставка осталась без основного войска. Первый бой с отрядами сибирского хана показал к тому же примитивность вооружения его воинов.

Кроме этого, Ермак рассчитывал в своём набеге на столицу ханства получить богатую военную добычу, которая в казачьих походах играла роль вознаграждения за их ратный труд.

Строгановы не смогли заставить Ермака остаться в вотчине, но попытались отказаться от затрат на снаряжение и продовольственное снабжение похода. Кунгурская летопись очень живо передает сцену столкновения казаков с пригласившим их Максимом Строгановым. Максим, согласившись дать некоторое количество хлеба, требовал, чтобы казаки
взяли его взаймы под проценты: «Егда возвратится, на ком те припасы по цене взяти, и кто отдаст, точно или с лихвой?» Возмущенные казаки пригрозили Строганову, что убьют его, заставили открыть амбары и снабдить их всем необходимым.

 

 

Предыдущая запись Документы о Строгановых и Ермаке
Следующая запись Ермак Тимофеевич — покоритель Сибири

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика