Размышления об алкоголе в России после начала Первой мировой войны - Строительство

Размышления об алкоголе в России после начала Первой мировой войны

На Урале в годы Гражданской войны

Бисерское, 6 июля 1919 г.

Возвращаясь к себе в вагон, я обнаруживаю рядом с ним развалившихся на траве солдат – лица красные, храпят вовсю. Другие, пошатываясь, увлекают в лесок крестьяночек, заманивая их выпивкой. Эта пьянь – охрана штаба. Фронтовая перестрелка слышна отчетливо. А у этих всю ночь была пьянка, так что нам очень повезло, что солдаты держатся, не отступили, не дали возможности прорваться какому-нибудь отважному батальону, который вырубил бы саблями весь штаб.

Запретив продажу водки, царь Николай оказал своему народу величайшее благодеяние. Но подобные меры может позволить себе только автократия, это мое твердое убеждение. Парламент или правительство, сформированное на основе договора между партиями, не смогло бы возвыситься до понимания блага как такового. Принадлежа какой-то партии, каждый от нее зависит, защищает ее интересы, выше которых не может подняться.

Речь идет о запрете продажи алкоголя в России с началом Первой мировой войны.

18 июля 1914 г., в канун начала войны, указом Николая II местные органы самоуправления получили право запрещать продажу алкоголя (в течение трех дней почти по всей стране она была запрещена).

В августе 1914 г. запрет на продажу водки был продлен до окончания войны (спирт мог использоваться только в медицинских целях) и распространен на другие алкогольные напитки, кроме вина и пива (на последнее в ноябре 1914 г. были существенно повышены акцизы).

16 сентября 1914 г. запрет на продажу водки утвердила Государственная Дума (спиртным могли торговать только рестораны первой категории, клубы и общественные собрания).

Наряду с положительными результатами (снижение потребления алкоголя, уменьшение травматизма, повышение производительности труда и др.) меры по запрету продажи алкоголя привели к неконтролируемому росту самогоноварения и потребления населением разного рода суррогатов.

Алкоголизм в России – бедствие, несравнимое с тем, что происходит на этой почве в других странах. Здесь пьянство принимает устрашающие, болезненные формы. Тот, кто в годы революции видел, как видел я, безумие и буйство толпы, проникшей в дворцовые подвалы, или безумие и буйство полка, дорвавшегося до бочек с водкой, согласится, что русское пьянство не просто вредная привычка, это чума, заразная и гибельная.

Страна, в которой домашний уклад и общие представления не противостоят пороку, а считают его простительной национальной слабостью, нуждается в правительстве, которое не только может навязать свою волю народу, но и получает власть не из рук этого народа.

Продажа водки была запрещена сначала на период мобилизации, а затем окончательно декретом царя от 28 сентября 1914 г. Речь идет об утверждении Государственной Думой 16 сентября 1914 г. запрета на продажу водки.Тысячи писем царю (я читал некоторые из них), написанные в непринужденной и трогательной манере, характерной для той патриархальной привязанности, которую чуть ли не вся нация испытывала к своему императору, говорят о благе, которое запрет на водку принесет стране.

С запретом продажи водки заглохло и ее производство.

Императора поддержали многие видные лица, и страна сохранит о них добрую память. Среди них был и Брусилов, он уничтожал цистерны и перегонные аппараты в районе, где находилась его армия. Старые офицеры порой поднимали голос, жалуясь на вынужденное воздержание и находя его невыносимым, но их не слушали: трезвость, как целомудрие, – горькое лекарство, но целительное.

Только в июле 1917 г. я увидел в русской армии случаи массового пьянства, такое было еще в австрийских погребах в Галиции. И тогда же русские газеты писали о повальном пьянстве, сопровождаемом резней, во всех русских городах. В связи с этим мне кажется не лишним задать вопрос: только ли любовь к свободе воодушевляла гневные толпы, разоряющие богатые кварталы?

Царский декрет против спиртных напитков, поддержанный и ужесточенный правительством большевиков — они тоже автократия, был отменен правительством Омска. Наличие огромных запасов водки в Сибири подвигло Омское правительство на разрешение ее продажи с установлением норм отпуска в одни руки, месячной нормы и полного запрета на период мобилизации. Однако белое правительство не могло не знать, что проповедуемый большевиками дух вольности настолько вскружил людям головы, что все запреты и ограничения перестали действовать.

И чиновники, ответственные за продажу, и органы контроля – все поддались непомерной жажде, охватившей страну. Даже во время мобилизации в Омске и Новониколаевске можно было купить в свободной продаже и в правительственных винных магазинах водку.

Сибирские города вновь стали свидетелями сцен, каких не видели с 1914 г. и от которых страну отучили большевики.

Уже 8 ноября 1917 г. Петроградский военно-революционный комитет подписал приказ, согласно которому:

«1. Впредь до особого распоряжения воспрещается производство алкоголя и всяких “алкогольных напитков”.
2. Предписывается всем владельцам спиртовых и винных складов, всем фабрикантам алкоголя и “алкогольных напитков” не позже 27-го сего месяца довести до сведения о точном местонахождении склада.
3. Виновные в неисполнении приказа будут преданы Военно-революционному суду».

13 мая 1918 г. ВЦИК подписал декрет «О предоставлении народному комиссару продовольствия чрезвычайных полномочий по борьбе с деревенской буржуазией, укрывающей хлебные запасы и спекулирующей ими». Документ предусматривал уголовную ответственность за самогоноварение (до десяти лет тюрьмы с конфискацией имущества).

В июле 1918 г. СНК принял постановление о запрете производства самогона и торговли водкой на период гражданской войны и международной интервенции.

19 декабря 1919 г. председатель СНК В. И. Ленин подписал постановление «О воспрещении на территории страны изготовления и продажи спирта, крепких напитков и не относящихся к напиткам спиртосодержащих веществ», также предусматривающий строгие меры (не менее пяти лет тюремного заключения с конфискацией имущества).

Наряду с запретительными мерами СНК подписывал документы, предусматривавшие производство и торговлю спиртным.

Так, 13 апреля 1918 г. В. И. Ленин подписал декрет «Об акцизе на спирт, вино, дрожжи, папиросные гильзы, бумагу и спички». Деятельность Высшего совета народного хозяйства была направлена на национализацию винокуренных и спиртоочистительных заводов, для пополнения государственных запасов спирта.

(Подробнее об антиалкогольной политике советской власти читайте: Маюров А. Н. Сухой закон в Российской империи – РСФСР (1914–1920 гг.) // Экономические стратегии. 2014. № 4. С. 94–106.)

Продажа и употребление алкоголя карались у красных смертной казнью. В Уфе я видел дом одной вдовы, которая была расстреляна по приказу комиссаров за то, что гнала самогон. Трезвость большевистского начальства, в большинстве своем малопьющих евреев, общеизвестна.

Но пагубнее всего алкоголь оказался для фронта. Виновно правительство, а не люди, часто очень слабого характера, изнуренные лагерной жизнью и неудачными боями.

Я считаю существенным фактором успехов Сибирской армии в марте и апреле отсутствие спиртных напитков в городах и деревнях, из которых отступили красные и в которых они ранее драконовскими мерами искоренили производство алкоголя. Отступая, армия Колчака находила «у себя» огромные запасы спиртного, его было куда больше, чем нужно, чтобы лишить людей остатков энергии и ускорить крах.

Л. Грондейс
Война в России и Сибири

Предыдущая запись Страус Фаберже
Следующая запись Художники рисуют Ирбит

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика