Промышленность Урала конца 19 века - Строительство

Промышленность Урала конца 19 века

Ликвидация крепостного права способствовала более быстрому развитию экономики Урала

В пореформенный период ведущей отраслью хозяйства края оставалась по-прежнему горнозаводская промышленность. С проведением преобразований 60-х гг. были созданы условия для качественных перемен в ее развитии. Однако переход уральских горнозаводских предприятий на новые условия хозяйствования проходил замедленными темпами. Сохранявшаяся монополия заводчиков на земли и недра сдерживала модернизацию предприятий и затрудняла приток на Урал новых капиталов. Это негативно сказывалось на состоянии отрасли.

С другой стороны, на нее влияла конкуренция дешевого английского капитала, а внутри страны – со стороны заводов южного металлургического района, построенных с помощью иностранных капиталов и использовавших передовые по тому времени технологии. Вследствие опережающих темпов развития промышленность Юга по объему выпускаемой продукции во второй половине 1890-х гг. превзошла уральские заводы. В 1860 г. на Урале было выплавлено 14,5 млн пудов чугуна (70,7 % от общероссийского производства), в 1880 г. – 18,4 млн пудов (67,2 %), а в 1900 г. – 47,8 млн пудов (лишь 27,0 % от общероссийского производства). Примерно та же тенденция, если сравнить уральские и российские показатели, прослеживается в пореформенное сорокалетие в динамике производства железа.

В условиях перехода от принудительного к вольнонаемному труду, начавшейся капиталистической перестройки предприятий особенно тяжелыми для горнозаводской промышленности Урала оказались 1860-е – 1870-е гг. – время сокращения производства, а затем и его стагнации. Новый этап в развитии черной металлургии Урала пришелся на конец 1880-х гг. и особенно на 1890-е гг., когда произошел промышленный подъем, характерный для российской экономики в целом. Он был обусловлен рядом причин, среди которых немаловажное значение имели появление новых емких потребителей уральского металла в связи с железнодорожным строительством, развитием машиностроения и судостроения, рост покупательной способности населения, усиление технического перевооружения отрасли.

Увеличение спроса на уральский металл стимулировало заводское строительство, между тем как в 60-е – 70-е гг. XIX в. число горнозаводских предприятий в крае сокращалось. В
1880-е гг. на Урале было построено четыре завода: Чусовской, Сосьвинский, Теплогорский, Инзерский, а в 1890-е – 1901 гг. еще десять: Кутимский, Лукьяновский, Никольский, Надеждинский, Вижаихинский, Велсовский и др. Большинство из них было возведено в прежде не освоенных горнопромышленниками северных районах Пермской губернии и южных районах Урала (в Уфимской губернии), что свидетельствовало о расширении географии заводского строительства, процессе дальнейшего вовлечения в промышленный оборот природных ресурсов края. В 1900 г. на Урале действовали 106 металлургических заводов, 81 из них – в Пермской губернии.

Из вновь построенных предприятий самыми крупными являлись Чусовской и Надеждинский заводы. Первый из них – Чусовской – был основан в 1879–1880 гг. Франко-Русским акционерным обществом, арендовавшим горнозаводские дачи и предприятия Нытвенского округа князя С. М. Голицына. Завод представлял собой новый тип производства. Заводские устройства и механизмы приводились в движение силой пара и электричества, поэтому он не имел ни традиционного пруда, ни плотины. Построенный с учетом европейского опыта, завод отличался свободой в планировке территории, наличием обширных многопролетных цехов, оснащенных передовым оборудованием. В 1890-е гг. здесь были возведены две доменные и три мартеновские печи. Генераторы мартеновских печей работали на каменном угле.

Современной по тому времени техникой был оснащен Надеждинский металлургический завод. Он был построен в 1894–1896 гг. на Северном Урале, в Богословском горном округе
и сразу имел четыре доменные и четыре мартеновские печи. Производимые на заводе рельсы шли на сооружение Транссибирской железнодорожной магистрали.

В группу технически передовых предприятий, помимо ряда построенных, входили подвергшиеся в конце XIX в. серьезной реконструкции Нижнетагильский и Нижнесалдинский заводы Демидовых, Алапаевский наследников С. С. Яковлева, Белорецкий Пашковых, Лысьвенский графа П. П. Шувалова, Чермозский и Кизеловский княгини Е. Х. Абамелек-Лазаревой и некоторые другие. Так, на Лысьвенском заводе Шувалова, специализировавшемся на производстве кровельного железа, в 1898–1899 гг. был построен большой мартеновский цех – первый в России, где все механизмы приводились в движение электрическими двигателями. Значимые перемены, связанные с процессом модернизации, произошли на заводах Е. Х. Абамелек-Лазаревой. На ведущем Чермозском заводе на рубеже XIX–ХХ вв. были введены мартеновское и сварочное производства, начали
действовать новые энергетические установки. Завод стал крупнейшим производителем кровельного железа не только на Урале, но и в России.

Таким образом, к концу XIX столетия темпы капиталистической перестройки горнозаводской промышленности заметно ускорились. Важнейшим моментом, обусловленным техническим перевооружением уральской металлургии, было завершение перехода основной массы предприятий этой отрасли от заводов-мануфактур к заводам-фабрикам, от ручного труда к машинному. В научной литературе применительно к этому процессу используется термин «промышленная революция».

Данные процессы были характерны как для доменного, так и для передельного производства. В доменном производстве происходили увеличение объемов и высоты доменных печей, замена холодного дутья горячим. На строившихся заводах возводились доменные печи новых конструкций и большей высоты (до 17–18 м), вместо старинных воздуходувных машин, дававших слабое и неравномерное дутье, ставились более совершенные и мощные воздуходувные агрегаты. К началу ХХ в. почти все доменные печи были переведены на горячее дутье. В 1900 г. из 138 домен, действовавших на Урале, на 123 применялось горячее дутье. Однако производительность заводов сдерживало использование древесно-угольной топливной базы. Минеральное топливо в горнозаводской промышленности не получило широкого распространения.

Заметные изменения в пореформенный период происходили в железоделательном производстве. Они были связаны, с одной стороны, с заменой устаревшего кричного способа получения железа пудлинговым, с другой – падением к концу столетия роли пудлингового производства. Сокращение продукции, полученной пудлинговым способом, происходило вследствие вытеснения сварочного железа мартеновской и бессемеровской сталью. Одним из первых заводов, где еще в 1857 г. были проведены опыты бессемерования, являлся Всеволодо-Вильвенский завод Всеволжских в Прикамье. Внедряться же в производственный процесс новый метод стал с середины 1870-х гг., но в заводской практике он применялся мало, так как для бессемеровского способа передела требовался очень чистый чугун.

Горнозаводчики и казна предпочитали бессемерованию мартеновский способ получения литого металла. Первые мартеновские печи на Урале были построены в 1871 г. на Воткинском и в 1875 г. на Мотовилихинском заводах. Особенно активно мартенование стало вводиться в последнее десятилетие XIX в. За 1890–1900 гг. число мартеновских печей на уральских заводах увеличилось с 12 до 42, в то время как цифра бессемеровских конверторов не изменилась – их было всего четыре.

В 1900 г. из 38 391 тыс. пудов железа и стали, произведенных на Урале, кричным способом было получено 3 162 тыс. пудов (8,2 %), пудлинговым – 16 460 тыс. пудов (42,9 %), мартеновским и бессемеровским – 18 769 тыс. пудов (48,9 %). Эти данные свидетельствуют о падении позиций устаревших способов передела чугуна – кричного и пудлингового.
В свою очередь, внедрение на ряде уральских горных заводов сложных машин и устройств потребовало изменения энергетической базы предприятий. В пореформенное время
происходил дельнейший процесс вытеснения старой гидроэнергетики – энергии водяного колеса, свойственной мануфактурной стадии развития, энергией парового двигателя. Если в 1860-е – середине 1880-х гг. переход на паровую энергетику носил сравнительно замедленный характер, то со второй половины 1880-х гг. он существенно активизировался.

В 1900 г. на долю паровых двигателей приходилось до 50 % общей мощности энергетического хозяйства металлургических и металлообрабатывающих заводов Урала. За 1860–1900 гг. мощность паровых двигателей возросла с 2,6 до 30,1 тыс. л. с., то есть более чем в 11,5 раза. Более десяти заводов, такие как Мотовилихинский, Чусовской, Надеждинский и другие, имели только одни паровые двигатели, которые приводили в движение систему заводских механизмов.

Конец XIX в. ознаменовался также началом использования на наиболее передовых заводах Урала электрической энергии. Она находила применение не только в освещении заводских цехов, но и в производственном процессе, хотя здесь в этом отношении делались самые первые шаги. В последние годы столетия были построены электростанции на Лысьвенском, Мотовилихинском заводах. С Мотовилихинским заводом была связана деятельность выдающегося электротехника, изобретателя способа дуговой электросварки с применением металлических электродов Н. Г. Славянова. Он же построил в 1894 г. в Мотовилихе и первую на Урале заводскую электростанцию.

Таким образом, технические результаты индустриализации на Урале были весьма заметными. Впрочем, они касались преимущественно черной металлургии. Иная картина складывалась в медеплавильной промышленности, переживавшей с 1850-х гг. длительный упадок. Динамика производства меди напоминала ломаную линию с нижней отметкой в 1879 г. Сократившись за 1860-е – 1870-е гг. в 2,2 раза, в последующие два десятилетия выплавка меди несколько возросла. Но дореформенный уровень так и не был достигнут. В 1860 г. производство меди на Урале составляло 282,9 тыс. пудов, в 1900 г. – 241,1 тыс. В результате удельный вес Урала в общероссийской выплавке меди сократился с 89,3 % до 47,7 %. Застой отрасли обуславливался технической отсталостью уральских медеплавильных предприятий, истощением значительной части сырьевых ресурсов, неблагоприятной конъюнктурой мирового рынка, конкуренцией со стороны ввозимой на внутрироссийский рынок иностранной меди.

В особенно трудном положении после реформы оказались медеплавильные заводы Прикамья, которые действовали на базе пермских медистых песчаников, отличавшихся низким содержанием чистого металла в рудах (в среднем 2–3 %). С удорожанием стоимости рабочей силы при переходе на вольнонаемный труд, выработанности рудников производство на этих заводах стало убыточным. В 1860-е гг. прекратили действие почти все медеплавильные предприятия Пермского края, включая Ашапский, Бизярский, Бымовский, Курашимский, Уинский, Шермяитский заводы. Медеплавильное производство на Урале концентрировалось теперь в Богословском и Нижнетагильском горнозаводских округах.

Многократно увеличилась во второй половине XIX в. добыча каменного угля, открытого еще в конце предыдущего столетия. Каменноугольная промышленность развивалась в основном на территории Чермозского и Никитинского горных округов в Прикамье. Разработка месторождений Кизеловского бассейна, как он стал называться, была рассчитана на многие десятилетия. Однако вплоть до конца 1870-х гг. каменный уголь добывался в незначительных объемах (в 1875 г. – 1 млн пудов).

Резкое увеличение угледобычи началось с вводом в эксплуатацию Уральской горнозаводской железной дороги. Кизеловский уголь стал потребляться в большом количестве как самой железной дорогой, так и рядом промышленных предприятий. В 1880 г. добыча угля в Кизеловском бассейне составила 5,3 млн пудов, в 1900 г. – 21,1 млн. По размерам угледобычи благодаря развитию отрасли в Прикамье Урал выдвинулся на третье место в России (после Донбасса и Польши).

В 1900 г. в Кизеловском бассейне было 36 действующих шахт и штолен. Среди владельцев копей самыми крупными углепромышленниками являлись Абамелек-Лазаревы, на долю
которых приходилось до 72–80 % угледобычи на Урале. Кизеловские копи, принадлежавшие им, выделялись своим техническим уровнем, частичной механизацией и электрификацией работ. С 1898 г. спуск и подъем из лазаревских шахт, водоотлив стали осуществляться с помощью электричества, а в 1908 г. здесь появились первые электровозы.

Кроме Кизеловского бассейна в Прикамье добыча каменного угля в небольших объемах производилась на восточном склоне Урала. С 1872 г. здесь стало эксплуатироваться Егоршинское каменноугольное месторождение, в начале ХХ в. – Богословское и Миасское.

С середины XVIII в. началась разработка золотоносных месторождений – первоначально на Среднем Урале близ Екатеринбурга (жильное золото Березовского и Пышминского месторождений). Важнейшим побудительным фактором к расширению района золотопромышленности явилось открытие в 1810-е гг. эффективного способа получения золота из россыпей. В 1860 г. золотодобыча велась в казенных и частных горнозаводских округах Пермской губернии и на землях, открытых для частнокапиталистической золотопромышленности в Оренбургской губернии. Был получен 321 пуд золота, что составило 21,6 % от общероссийской золотодобычи. В частных горнозаводских округах наибольшей производительностью отличались Верхисетские, Нижнетагильские, Киштымские золотые промыслы. На Западном Урале выделялись Крестовоздвиженские промыслы в даче Бисерского завода Шуваловых. За 1825–1863 гг. на них было добыто 299,5 пудов золота.

Оживлению золотого промысла на Урале в пореформенный период содействовало утверждение в 1870 г. Устава о частной золотопромышленности, который снимал сословные ограничения и разрешал всем российским подданным и иностранцам заниматься золотопромышленностью. В прибыльную отрасль потекли дополнительные инвестиции, учреждались новые компании и товарищества, прибиравшие к рукам наиболее перспективные участки.

В 1874 г. правительство передало в аренду частному капиталу старейшие на Урале Березовские казенные золотые промыслы. Та же участь постигла Гороблагодатские, Богословские и Миасские промыслы. Это привело к полному прекращению в регионе казенной золотопромышленности и развитию отрасли за счет частного капитала.

При разработке россыпей широко использовался труд старателей. Им обычно отводились частично выработанные или бедные золотом прииски, эксплуатация которых на хозяйский счет считалась маловыгодной или убыточной. На старательских работах господствовали ручные устройства, использовалось примитивное оборудование. Прогресс в золотопромышленности был связан не столько со способами разработки золотосодержащих пород, сколько с технологией извлечения драгоценного металла из руд и песков, а также с использованием на наиболее перспективных приисках системы машин. Так, с 1886 г. на Урале стал применяться химический способ получения золота методом хлоринации, с 1892 г. появляются первые более совершенные заводы по извлечению золота путем цианирования.

С 1900 г. начинаются работы по добыче золота и платины из наносов на дне рек и озер с помощью драг – плавучих комплексно механизированных горнообогатительных агрегатов.
В конце XIX в. и особенно в начале ХХ в. усиливается разработка жильных месторождений золота, которая требовала крупных капиталовложений, использования сложных машин
для переработки руд. Здесь более интенсивно, чем при получении золота из россыпей, внедрялась фабричная техника. В 1899 г. из 641 пудов драгоценного металла, добытого на Урале, на долю рудного и химического золота пришлось 167 пудов (26,0 %). К концу 1900-х гг. добываемое из руд и получаемое химическим путем золото уже преобладало над россыпным.

Поиски золота привели к открытию платины. Добыча платины производилась в Нижнетагильском, казенном Гороблагодатском округах, Сысертской, Заозерской, Нейвинской заводских дачах, на Крестовоздвиженских промыслах на Западном Урале. Она стала возрастать с 1870-х гг. в связи с развитием электротехники, медицины. С 1870 по 1900 г. добыча платины увеличилась с 119 до 329 пудов. На Крестовоздвиженских промыслах, где одновременно велась и добыча золота, в 1831– 1900 гг. было получено более 1 300 пудов платины. Вся платина добывалась из россыпей и в основной своей массе шла на очистку за границу. До конца XIX в. платиновый рынок держал в своих руках английский торговый дом «Джонсон, Маттей и Ко».

В 1898 г. была образована смешанная «Платинопромышленная компания анонимного общества», в которой ведущую роль играл французский капитал. В пореформенный период
Урал, а точнее Пермская губерния, давал около 95 % мировой добычи платины.

Старой традиционной отраслью оставалась солеваренная промышленность, которая во второй половине XIX в. переживала далеко не лучшие времена. Конкуренцию ей составляли более дешевая самосадочная соль астраханских озер Эльтон и Баскунчак и донецкая каменная соль. Тем не менее, производство пермской выварочной соли увеличилось с 6,5 млн пудов в 1860 г. до 18,6 млн пудов в 1900 г. И все же ее удельный вес в общем объеме соледобычи в России был невелик, к концу столетия он не достигал и 20 %.

Основными районами добычи соли-«пермянки» являлись Новое Усолье, Ленва, Дедюхин, Соликамск. Владельцами промыслов выступали представители династий дворянорнопро-
мышленников: Строгановы, Голицыны, Шуваловы, Абамелек-Лазаревы, но наряду с ними в эту отрасль вложили свои капиталы и предприниматели буржуазного типа – И. И. Любимов, А. В. и И. А. Рязанцевы, Г. М. Касаткин. Обострение конкуренции и необходимость увеличения выварки соли содействовали совершенствованию производства. Морально устаревшие черные варницы заменялись белыми – «баварками», работавшими не только на дровах, но и на каменном угле. На рубеже XIX– ХХ вв. начало внедряться механическое бурение, для подъема рассола стали использоваться паровые машины. Паровое бурение было впервые применено в 1870 г. на Березниковском солеваренном заводе, принадлежавшем И. И. Любимову. Здесь же, в районе старых солеваренных промыслов, И. И. Любимов в компании с бельгийским инженером и предпринимателем
Э. Сольвэ построил в 1881–1883 гг. первый в России содовый завод по аммиачному способу производства из поваренной соли, который стал первоосновой г. Березники.

Осуществляемая техническая реконструкция, а тем более строительство новых промышленных предприятий требовали крупных инвестиций. Эта проблема решалась путем акционерного учредительства – создания акционерных обществ, капитал которых образовывался вследствие продажи акций. Акционерные общества выступали новой формой организации производства, шедшей на смену единоличному или семейному капиталу владельцев заводов и промыслов. Акционерный процесс по степени его активности соответствовал периодам развития уральской горнозаводской промышленности.

В 1860-е гг. – первой половине 1880-х гг. он характеризовался медленными темпами, а результаты деятельности были далеки от ожидаемых. На этом этапе на Урале возникли шесть акционерных компаний: Кнауфская, Суксунская, общество Всеволжских, Белорецкая, Камская, Сергинско-Уфалейское товарищество. Первые три в силу неудовлетворительного финансового положения и иных причин вскоре прекратили свою деятельность.

Во второй половине 1880-х – 1890-е гг. процесс акционирования горнозаводских хозяйств усилился, общества проявили большую устойчивость и финансовую состоятельность. В данный период было учреждено семь акционерных компаний: Богословская, Урало-Волжская (Комаровская), Волжско-Вишерская, Инзерская, Уфимская, Южно-Уральская анонимная, Кыштымская. В 1900 г. из 32 горнозаводских хозяйств-округов на Урале были акционированы 10 округов. Сумма их акционерного капитала составляла 56 375 тыс. руб. Заводы, входившие в состав этих округов, производили 44 % уральского чугуна, 26 % железа и 60 % стали, что свидетельствует о значительной роли акционерных
обществ в горнозаводской промышленности уральского региона.

Особенностью горнозаводской отрасли края в пореформенный период являлись также ее ранние связи с банковским капиталом. Значительное влияние на развитие хозяйства горных округов оказывал Государственный банк, кредитовавший многие предприятия под залог металла. Значительным было участие в этом процессе коммерческих банков – как русских, так и зарубежных. В итоге к 1900 г. иностранный капитал принимал участие в акционировании четырех обществ на Урале из десяти.

В 1879 г. было создано Франко-Русское акционерное общество (с 1885 г. общество Камских железо- и сталеделательных заводов), которое, будучи основано на французский капитал, арендовало заводы (Нытвенский, Пашийский), земли и леса князя С. М. Голицына и построило Чусовской металлургический завод. В 1881 г. Товарищество Сергинско-Уфалейских заводов, образованное с участием французского капитала, купило заводы у обанкротившихся наследников купца Губина. С 1898 г. действовало Южно-Уральское анонимное общество с бельгийским капиталом, арендовавшее у князя К. Э. Белосельского-Белозерского Катавские заводы в Уфимской губернии.

Поучительна история Волжско-Вишерского акционерного общества, основанного представителями французских деловых кругов, которое создавалось с целью строительства и эксплуатации ряда доменных заводов на базе богатых железорудных месторождений в Северном Прикамье. После реорганизации в начале 1898 г. оно получило название «Волжско-Вишерское горнометаллургическое акционерное общество»; основной капитал общества составлял 9 375 тыс. руб. Уже через три года акционерам принадлежали четыре металлургических завода: Кутимский, Вижаихинский, Велсовский и строившийся Акчимский, 25 железорудных месторождений, более 310 тыс. десятин лесов.

И все же после нескольких лет деятельности, оказавшись в тяжелом финансовом положении, Волжско-Вишерское общество в 1909 г. было ликвидировано.

Если в горнозаводской промышленности Урала в конце XIX – начале ХХ в. происходил процесс монополизации производства, возрастало влияние банковского и усиливалось проникновение в эту отрасль иностранного капитала, что следует связать с общими для российской экономики тенденциями, то свои особенности имело развитие обрабатывающей (негорнозаводской) промышленности – как мелкой (кустарной), так и крупной. Разнообразие естественных богатств края, развитие торгового земледелия и животноводства способствовали распространению среди населения кустарных промыслов. Но главный толчок их развитию дала реформа 1861 г., оставившая за штатами горных заводов десятки тысяч человек, ранее имевших работу на них.

Наиболее распространенными кустарными производствами были гончарное, салотопенное, канатно-веревочное, тканье кулей и рогож, смолокуренное, дегтярное, сапожное, экипажное, пимокатное, кузнечное, столярное, сундучное, гранильное и др. Центрами кустарной металлообработки были в Пермской губернии Нижний Тагил, Невьянский и Суксунский заводы; в Уфимской губернии – Златоуст с уездом. Сапожный промысел концентрировался в Екатеринбургском и Кунгурском уездах Пермской губернии и в г. Сарапуле.

В Шадринском уезде было распространено валяние валенок, в Красноуфимском уезде – циновочно-ткацкий и кулевой промыслы, в Осинском уезде – рогожное производство, в Оренбургском уезде – вязание пуховых платков. Производство сельскохозяйственных орудий и машин (сох, сортировок, веялок, молотилок) было развито в Пермском уезде и на Благовещенском заводе. В Вятской губернии, занимавшей первой место по числу кустарей, центрами кожевенного и скорняжного промыслов являлись Вятский и Слободский уезды.

По обилию промыслов Пермская губерния занимала видное место в стране. Во время кустарной переписи 1894–1895 гг. было зарегистрировано почти 9 тыс. кустарных предприятий с 20,4 тыс. работников. Общее же число кустарных предприятий в губернии превышало 12 тыс. Рост кустарных промыслов был одним из элементов расширения внутреннего рынка. В кустарных промыслах явственно проявлялась тенденция развития их в крупные капиталистические мануфактуры. В то же время ряд старых кустарных промыслов исчезал, не выдерживал конкуренции и крупной промышленностью.

Разнообразной по своему характеру была на Урале крупная обрабатывающая промышленность. Наибольшее развитие имели следующие отрасли промышленности: машиностроительная (с уклоном судостроительным, горнозаводским и сельскохозяйственным), химическая, кожевенная, мукомольная (особенно крупчаточное производство), винокуренная, салотопенная, свечная, полиграфическая.

Крупными предприятиями являлись железнодорожные мастерские в Перми и Уфе. Значительными капиталистическими фабриками с несколькими сотнями рабочих были: судо- и
машиностроительные заводы английских подданных Гуллета, Тета и Гакса в Екатеринбурге, Перми и Кунгуре, Пермский судостроительный завод Каменских, фосфорный завод Тупицыных в Перми, кожевенные заводы Сартакова и Фоминского в Кунгуре, Еремеева и Алафузовых в Перми, несколько кожевенных заводов в Уктусе и Шарташе (Екатеринбургского уезда Пермской губернии) и в Стерлитамаке (Уфимской губернии).

Владельцем нескольких крупных винокуренных и пивоваренных заводов, на которых работало свыше 10 тыс. человек, был А. Ф. Поклевский-Козелл, владельцами крупных салотопенных заводов – братья Ошурковы и Налетов.

Однако к концу 1890-х гг. многие предприятия обрабатывающей промышленности края закрылись или значительно сократили свое производство, не выдержав конкуренции с более
сильными соперниками из Центрально-промышленного и Поволжского районов.

Таким образом, горнозаводская промышленность Урала в пореформенное сорокалетие развивалась в двух формах – капиталистической мануфактуры и фабрики.

Негорнозаводская имела все три формы: мелкотоварное, или так называемое кустарное производство, капиталистическую мануфактуру и фабрику. Ведущей формой развития капитализма в промышленности Урала становилось фабричное производство.

Предыдущая запись Проведение реформы 1861 года на Урале
Следующая запись Сельское хозяйство Урала конца 19 века

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика