Приуральские земли входят в состав Русского государства - Строительство

Приуральские земли входят в состав Русского государства

Русские проникают на Урал

Первые сведения об уральских землях появляются в рус­ских источниках с конца XI в. В недатированной части на­чальной русской летописи среди данников Руси называются Пермь и Печора, но нет упоминания об Югре (угре). Очевидно, югра в период составления древнейшей части летописи еще не платила дани. Под названием Пермь русским были известны земли коми-зырян — Пермь Вычегодская или Старая. Об этнической принадлежности Печоры у исследователей нет единого мнения. В. Н. Чернецов считал ее предками лопарей (саамов).

В 1092 г. богатый новгородец Гюрята Рогович «послах отрок свой в Печору, люди иже суть дань дающе Новугороду… а оттуда иде в Югру». .Югра проживала восточнее Печоры, в предгорьях Северного Урала. От нее новгородцы получили первые сведения об Уральском хребте (большие «горы зайдуче в луку моря», т. е. доходящие до Северного Ледовитого океана). В горах жил народ, дающий в обмен на железные вещи «скорою противу»-т. е. мехами. Именно меха среди всех богатств Урала привлекали сначала новгородцев, пускавшихся далеко на восток за сбором дани. В числе ее были «соболи, куница, белка». Новгородцы, очевидно, уже знали языки пермских народов, поскольку недалеко от Новгорода проживали чудь, весь и корела, рано вошедшие в состав новгородских волостей. Язык Перми Вычегодской относился к этой же ветви. Позднее русские переселенцы овладели и языком югры, а на первых порах пользовались услугами переводчиков коми-зырян, издавна живших с ней по соседству.

Первый поход новгородской дружины на Урал был частным предприятием одного из бояр или купцов. Новгородцы первыми проникли в северное Приуралье, обложили данью Пермь, Печору и Югру и завязали с ними торговые отношения. Одна из летописей говорит, что отрок Гюряты Роговича был послан «с торгом». В памятниках вымской культуры коми-зырян встречены находки новгородских вещей и западно-европейских монет, попадавших через Новгород. На Сухоне и Мезени найдены погребения русских торговцев и дружинников XI-XII вв. В могильниках вымской культуры изделия из Северо-западной Руси составляли 49,6% всех привозных украшений.

Во второй половине XII в. русские проникают в Южное Приуралье по Волге. В 1157 г. новгородские ушкуйники совершили набег на булгарский город Бряхимов «на реце на Каме». В 1177 г. дружина владимиро-суздальских князей через земли волжских булгар также вышла в низовья Камы. Кроме захвата военной добычи эти князья стремились сдержать булгарскую колонизацию Поволжья и Прикамья и овладеть волго-камским торговым путем. Они создают опорные пункты на северных подступах к Уралу, стремясь сдержать также и проникновение новгородцев на восток. В 1173 г. великий князь Всеволод Большое гнездо закладывает в устье р. Юг городок Гляден, рядом с которым в 1212 г. строится г. Великий Устюг. Его сын Юрий подчинил своему влиянию коми-зырян по Северной Двине, Вычегде, Сухоне и Югу и «пермские дани к себе ж взял», распространив власть на земли, считающиеся волостями новгородскими. Владимиро-суздальское княжество завладело речными путями и волоками на подступах к Прикамью, создав условия для развития народной колонизации этого района из своих северных земель. .

В конце XII в. новгородцы продолжали набеги на Северное Приуралье, преодолевая активное сопротивление местного населения сбору дани. В 1187 г. «избьены быша печерьские даньники и югорьскии… и перемьскии».

В 1193-1194 гг. был совершен новый поход на Югру воеводы Ядрея, назначенного новгородским вечем при поддержке князя и архиепископа. От частных предприятий Новгород переходит к сбору дани в восточных волостях в общегосударственных масштабах. Кроме мехов новгородцы требовали от Югры серебро (очевидно, в виде драгоценной посуды, полученной в обмен на меха, и использовавшейся в святилище — «храмине»). В составе отряда до 300 человек были зажиточные новгородцы («мужы вячщие»), священник и рядовые дружинники. Дружина осадила югорские городки, но встретила упорное сопротивление сбору дани. Постепенно запасы продовольствия были исчерпаны и начался голод. Югра, собрав значительные силы, истребила организаторов похода, а рядовые дружинники вступили с ней в переговоры и выдали других руководителей. Часть «вячщих людей» была перебита самими новгородцами во время возвращения отряда в Новгород. Причиной неудачи похода было отсутствие опорных пунктов новгородцев на пути к Уралу, возникшие социальные противоречия внутри русского отряда.

Волжские булгары пытались помешать созданию русских центров на подступах к Уралу. В 1218-1219 гг. они дважды совершили набеги на Устюг. В ответ войско владимиро-суз-дальского князя в 1220 г. вышло из «Юстьюга на верх Камы», спустилось до ее устья и «взяста по ней много градков» и, первым войдя в Прикамье с севера. Тем самым были заявлены права на Приуралье, в чем проявились объединительные тенденции Владимирской Руси, начавшей собирать русские и нерусские земли. Этот поход сдержал продвижение булгар в Прикамье.

Новгородцы также пытались закрепиться в Прикамье, но делали это по частной инициативе, что не привело к образованию новгородских колоний. Местная летопись «Повесть земли Вятской» говорит о набеге новгородских ушкуйников в 1174 г. с Волги по Каме-на Чепцу и Вятку, в результате которого были основаны два русских городка на месте удмуртских городищ — Никульчин (ниже устья р. Чепцы) и Хлынов (Вятка). Сведения этой летописи вызывали сомнения историков (А. А, Спицын, П. Н. Луппов, А. В. Эммаусский и др.) . Однако археологические раскопки обнаружили русские культурные слои конца XII — начала XIII вв. на Никульчинском городище, в центре г. Кирова, в г. Орлове (Халтурине), в г.-Котельниче, в которых преобладают находки вещей новгородских типов, а также на Ковровском (в устье р. Моломы), Шаболинском городищах. В Вятской земле было основано не менее 10 русских поселений. По мнению В. В. Седова, все они были городскими, поскольку рядом не обнаружены обычные для восточных славян курганы. Л. Д. Макаровым в 1979 г. на Шаболинском городище найден ранний христианский могильник XII-XIII вв.и исследовано сельское поселение «Искра». Вряд ли теперь можно сомневаться в том, что Вятская земля начала заселяться русскими с конца XII в. как новгородцами, так и из ростово-суздальских земель.

Древний Хлынов (Вятка) возник на месте двух городищ — удмуртского, принадлежавшего племени «Ватка», и русского «на Болясковом поле» в устье р. Хлыновицы, почему и имел двойное название. Такой тип формирования города характерен для ряда русских городов, в том числе и древнего Новгорода. С начала возникновения Хлынов был русским городом с правильной уличной планировкой, бревенчатыми мостовыми, похожими на новгородские. Здесь найдены остатки жилищ, характерных как для Новгородской, так и Владимиро- Суздальской Руси. Вероятно, в состав его населения рано вошли и русские переселенцы из Поволжья.

Он не стал новгородской колонией, поскольку осевшая в нем часть ушкуйников не была заинтересована в возвращении в Новгородскую землю и тем более в подчинении ей. Новгород не пытался использовать Хлынов как свой опорный центр, хотя ушкуйники вливались в состав его населения и позднее — в XIII-XIV вв. Он стал центром самостоятельного феодального образования, в политическом строе которого нашли отражение традиции новгородской боярской республики (ведущая роль торгово-земледельческой знати — боярства и купечества, отсутствие князей, заметная роль веча). Продвижение к границам Вятской земли владений Владимиро-Суздальской Руси усилило влияние с ее стороны. Однако политическая самостоятельность Вятской земли создавала условия для сепаратизма, который вскоре начало проявлять ее руководство.

Русское население Вятской земли установило в основном мирные отношения с удмуртами и мари, поскольку осваивало незаселенные земли в среднем течении Вятки. Вхождение удмуртов в состав населения русских городов и сельских поселений усилило влияние на них русского феодализма в противовес булгарскому.

В XII — начале XIII в. устанавливаются торговые связи коми-пермяков с русскими княжествами, которые шли в основном через земли коми-зырян, где появилось оседлое русское население. На памятниках родановской культуры встречаются находки русского оружия, украшений, предметов быта, металлической посуды, а вещи верхнекамского происхождения — на памятниках финно-угорского населения Владимиро-Суздальской и Новгородской земель. Вещи южно- русского (киевского и черниговского) и владимиро-суздальского происхождения проникают через русские торговые колонии, существовавшие в Волжской Булгарии с X в. От коми-зырян и коми-пермяков русские вещи распространяются на восточный склон Урала.

Проникновение русского населения на Урал началось в период феодальной раздробленности на Руси, когда феодализм развивался вглубь и вширь, за счет освоения новых территорий, расширяющих экономические ресурсы отдельных княжеств и сферу их феодальной эксплуатации. С юга русская колонизация сдерживалась кочевниками. Наиболее успешно она развивалась на севере Восточной Европы, где часть нерусского населения давно вошла в состав Древнерусского государства, а путем ассимиляции — и в состав древне-русской народности. Опыт мирных отношений с финно-угорскими племенами был использован русскими при их продвижении по Уралу. Ранняя русская колонизация Приуралья включала не только мирные, но и военные формы. Военные формы были нередки в то время и в отношениях между самими русскими княжествами, в объединительных действиях сильных княжеств по отношению к соседям.

Не имея еще возможностей прочного освоения удаленных приуральских земель, основной формой феодальной зависимости нерусского населения русские княжества избирали испытанную форму эпизодического данничества — коллективной эксплуатации, — сложившуюся со времен формирования Древнерусского государства. Сбор дани серебром и мехами был равносилен денежным сборам, поскольку денежная система Древней Руси включала и то и другое.

Затем сбор дани упорядочивался, строились административные центры для ее регулярного сбора, размеры ее фиксировались. Продвигаясь к Уралу, русские проводили разведку удобных путей, выявляли природные богатства. На этом этапе частновладельческая и государственно-феодальная инициатива еще преобладала над вольнонародной, хотя народные массы принимали активное участие в движении на восток, заселяя сначала Вятскую землю. Между новгородцами и ростово-суздальцами по мере соприкосновения границ их владений и путей продвижения на Урал возникает соперничество за ведущую роль в освоении этого края.

На дальнейший ход русской колонизации Урала оказало влияние монголо-татарское нашествие и начавшееся продвижение захватчиков в земли, примыкающие к Уралу.

Предыдущая запись Миграции нерусского населения на Среднем Урале
Следующая запись Монголо-татарское нашествие на Урале

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика