Первые русские городки на восточном склоне Урала - Строительство

Первые русские городки на восточном склоне Урала

Верхотурье, Туринск и прочие городки

Первые русские городки на восточном склоне Урала, по­строенные в XV в. до похода Ермака, были временными сто­янками русских гарнизонов и лишь немногие использовались до конца XVI в. (Ляпин). Все они располагались на северном пути за Урал (Печора- Сосьва — Обь). В 80-х годах возни­кают новые военно-административные центры — Тюмень, То­ольск, Тара, Сургут, Нарым, Томск. Продолжали использо­ваться временные военные лагери, основанные дружиной Ер­мака и шедшими вслед за ней русскими отрядами. Строит­ся Верхне-Тагильский городок. В 1589 г. его гарнизон был переведен в Лозьвинский городок, а сам он был сожжен.

В 1588 г. на большом (10 га) мысу при впадении р. Не­дель в Лозьву создается главная перевалочная база на север­ном пути через Урал — Лозьвинский городок:

«Лета 7096 князь великий Феодор Иванович повеле возити на Лозву го­родок хлебные запасы от поморских городов на жалование сибирским ратным людей».

Городок становится центром обширного уезда во главе с воеводой, укрепляется острогом, городнями и сторожевыми башнями, обнаруженными в раскопках. В раскопках С. Г. Пархимовича в 1981-1984 гг. исследована оборонительная система городка, включавшая стену из городней, засыпанных песком и мелкими камнями, угловые башни с нижней жилой частью и ров, шириной до 3,5 м. Изучены также остатки пяти изб, ориентированных по странам света. Они располагались рядами. В них находились кирпичные печи и хозяйственные ямы. Вокруг одной из уса­деб обнаружены следы двойной изгороди из кольев.

В культурном слое найдены остатки оружия, железные подковки от мужских сапог, монеты Ивана Грозного, медные крестики, бытовые предметы, шахматная фигурка. В зимнее время в нем скапливалось до 900 т различных грузов, более 2,5 тыс. подвод и до 3 тыс. временного населения. Привезенный хлеб складывался в государственные житницы, соль и боеприпасы — в амбары. На плотбище строились суда, отправлявшиеся с пристани городка на Туру, Тавду, Тобол и Иртыш. Здесь стоял небольшой гарнизон из стрельцов и казаков, хранилось денежное жалование сибирским .служилым людям. Городок стал центром сбора ясака с окрестного вогульского населения.

В 1593 г. по указу царя на месте городища — центра пелымских вогуличей при впадении р. Пелым в Тавду — был по-строен другой русский город — Пелым. Он занимал невысокий большой (около 5 га) мыс, на возвышенной части которого в 1597 г. были поставлены стены кремля из городней, с четырьмя наугольными башнями. В нем находились воеводский дом, погреб для хранения казны и боеприпасов и церковь. С двух сторон к кремлю примыкал посад, обнесенный острогом с двумя проезжими башнями, стояли избы, лавки и хозяйственные постройки. Население города состояло в основном из служилых людей (около 200), набранных в Перми Великой и в Вятской земле и переведенных с западных и южных границ государства — «литва и черкасы». Здесь поселились и 49 крестьян, осваивавших пригородные земли. Их привлекали к строительству городка. Пелым стал центром еще одного нового уезда, включившего вогульские волости по Большой и Малой Конде, Лозьве, Сосьве и Тавде. Суровый климат и малоплодородные почвы тормозили земледельческое освоение окрестностей города, но под его защитой на более плодородных землях Таборинской волости начинают строиться русские деревни и слободы. В 1609 г. сюда были переселены по вербовке около 100 «пашенных охочих людей» из Перми Великой.

Освоение Зауралья и Сибири сдерживалось трудностями передвижения по водным путям в малодоступных северных районах Урала. В 1595 г. крестьянин д. Верхняя Усолка Соликамского уезда Артемий Сафонович Бабинов  разведал новую прямую сухопутную дорогу от Соликамска на верховья Туры, а в 1597 г. по указу царя началось ее строительство   . Дорога протяженностью в 263 версты в семь раз сократила путь в Сибирь.

Ряд исследователей считали Бабинова посадским человеком Соликамска (Дмитриев А. А. Пермская старина. — Вып. 6. С. 19; Иофа Л. Е. Города Урала. -Т. 1. С. 67) и даже Соли Вычегодской (История Сибири, -Л., Т.2, С. 37). Писцовые книги И И. Яхонтова 1579 г. (до прокладки дороги) и М. Ф. Кайсарова 1623 г. (после прокладки дороги) не упоминают его среди жителей Соликамска. Соликамские летописцы называют его крестьянином д. Верх-Усолка (Берх В. Н. Путешествие в города Чердынь и Соликамск. — СПб., 1821. С. 206; ГАПО. — Ф 597.- Оп. 1 Д. 24 — Л. 10 об.).

С верховьев Туры шел удобный и короткий водный путь к основным сибирским городам — Тюмени и Тобольску. Здесь имелся строевой лес, более плодородные земли, чем в северных зауральских уездах. На этом пути было легче переходить через Уральский хребет. Под руководством А. Бабинова дорогу строили Соликамские «посошные» люди. Благодаря смекалке и энергии талантливого инженера-самоучки она была построена в короткий срок — менее, чем за три года. Недаром его имя увековечено в названии дороги — Бабиновская. Вскоре по ней начался приток грузов, русских переселенцев, служилых и торговых людей и она стала основным путем, связывавшим Сибирь с европейской частью Русского государства.

Одновременно с прокладкой дороги началось строительств во нового города в верховьях Туры, в котором была поставлена главная сибирская таможня, где собирались пошлины с товаров и людей, проезжавших из европейской части страны в Сибирь и обратно. Место для города было выбрано удачно — на высоком скалистом мысу левого берега р. Туры, где по «росписи» — чертежу чердынского воеводы Сарыча Шестакова были поставлены укрепления деревянного кремля . Крутой обрыв берега дал возможность вместо обычных городней «хоромы поставить в ряд», т е. стену к Туре образовали хозяйственные постройки, поставленные впритык друг к другу. В 0,5 км к востоку от кремля находилось заброшенное мансийское городище Неромкар. В 1601 г. вогульский юрт «Неромкары» кочевал уже на значительном удалении от города . Город стал новой перевалочной базой в Зауралье, в связи с чем Лозьвинский городок был ликвидирован, его укрепления сплавлены в Пелым, а гарнизон переведен в новый город, получивший название Верхотурье.

Для строительства городка в глухом, пустынном месте правительство пыталось набрать рабочую силу вольным наймом. Однако средства (300 р.), отпущенные для этого, были настолько малы, что в Перми Великой не нашлось желающих работать за скудную плату. Пришлось прибегнуть к принудительному найму по расценкам вдвое меньшим, чем требовали нанимающиеся, а также к труду служилых людей и татарских пленников, взятых в Казанском ханстве, т. е. вести строительство обычными крепостническими методами. Поэтому оно затянулось на долгое время и качество его было невысоким.

Верхотурье стало не только военно-административным центром нового уезда, в состав которого вошла большая часть лесного Зауралья, но и его экономическим центром. Сюда переселялись торговые люди из Перми и Вятки и в 1600 г. был поставлен гостиный двор и «татарский двор» для торговли ясачных людей, появились казенные ремесленники. Ремеслом и торговлей занимались и служилые люди. Город стал центром винокурения и речного судостроения. В 1600 г. в нем разместились 80 плотников, присланных из Чердыни, Соликамска, Вятки и Устюга Великого. Он становится центром ямской гоньбы. В его Ямскую слободу переводятся ямщики из Поволжья и Вятской земли. Здесь строятся церкви и первый в Зауралье Никольский мужской монастырь. Местное вогульское население было обязано платить ясак верхотурскому воеводе. С 1599 г. на прилегающих к городу землях поселяются первые крестьяне, осваивавшие пашни по р. Туре. Верхотурье оказывало помощь в строительстве других сибирских городов.

В 1600 г. часть служилых людей, крестьян, вооружение, продовольствие и семена были направлены из него в Туринск, а в 1601 г. — верхотурские плотники строили суда для «мангазейского и енисейского ходу».

Приуралье .сыграло важную роль в освоении Зауралья. Власть чердынских воевод была распространена на его северную часть, и некоторые из них становились первыми воеводами новых зауральских уездов. Из Перми Великой на восточный склон Урала переселялись служилые люди, посадское население, мастера по строительству укреплений и речных судов. Соликамские кузнецы ковали сошники и другие орудия труда для крестьян, осваивавших зауральскую пашню. К строительству городов Зауралья были привлечены и Строгановы. В 1592 г. правительство обязало их отправить за Урал 100 человек с полным вооружением и снаряжением.

С возникновением русских городов в Зауралье вся территория северного и среднего Урала прочно вошла в состав Русского государства, были созданы предпосылки массового освоения края русскими.

Предыдущая запись О походе Ермака
Следующая запись Советская власть приходит на Урал

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика