Освоение природных богатств Урала - Строительство

Освоение природных богатств Урала

Солеваренная промышленность

Из всех подземных богатств Урала людям прежде всего стала известна соль. О том, какое значение в жизни русского человека она имела, можно судить по обычаю встречать гостей «хлебом-солью» и по русским пословицам, где слова соль» и «хлеб» почти всегда рядом. «Без соли невкусно, а без хлеба несытно», «Без хлеба смерть, без соли смех».

При зарождении соляных промыслов на Урале в XII—XV вв. соляной раствор находился неглубоко и его просто вычерпывали бадьями из специальных колодцев. Но затем, когда колодцы иссякли, пришлось искать соляные водоносные пласты глубоко в земле, для чего бурились скважины и ставились насосы. Трубы, по которым качали раствор наверх, и подъемные механизмы обстраивали высокими деревянными срубами. Получались рассолоподъемные башни, наподобие крепостных высотой 10—12 метров. Насос приводила в действие старая слепая лошадь, послушно ходившая по кругу.

Рассол собирали в деревянный ларь, который находился либо наверху башни, либо в специальном помещении. По виду ларь напоминал избу без окон. Делался он из плотно подогнанных деревянных брусьев, которые, намокнув в рассоле, разбухали и абсолютно не пропускали влагу. Стены ларя для крепости стягивались деревянным обручем.

По мере надобности из ларя рассол по деревянным трубам поступал в главное здание промысла — солеварницу, квадратный приземистый дом, в центре которого была устроена особая печь. Над ней на цепях подвешивался большой (до 8 метров в поперечнике) металлический ящик — цирен, в котором кипятили рассол. Когда вода почти полностью испарялась, в него добавляли свежий рассол, и эту операцию повторяли до тех пор, пока не получался густой, насыщенный раствор — засол.

Тогда огонь в печи уменьшали и соль начинала оседать. Ее выгребали лопатами и досушивали на полатях — широких полках. Эта работа была очень тяжелой и трудоемкой. Для
получения 16 кг соли требовалось в тяжелейших условиях — в чаду, с разъеденными солью руками — в течение полутора суток выпаривать 10 больших ведер рассола.

Поэтому неудивительно, что раньше соль стоила во всем мире очень дорого, иногда дороже железа и серебра. У некоторых африканских племен она была единицей обмена. В Китае из соли изготовлялись монеты. В Риме воины Юлия Цезаря получали плату солью. Попытка пополнить пустующую государственную казну за счет повышения цен на соль привела к так называемому соляному бунту, вспыхнувшему в Москве в 1648 г.

Солеварни, сосредоточенные в районе Соли Камской, были крупным производством всероссийского масштаба. В конце XVII в. здесь работало более 200 варниц, в которых ежегодно вываривалось около 11 тыс. тонн соли, что составляло более половины добычи по России. Солеваренный промысел представлял собой сложное производство, требовавшее разделения труда. На нем были заняты рабочие 30 различных специальностей. Добытая соль отправлялась по рекам в Нижний Новгород, служивший перевалочной базой, и дальше — в Центральную Россию.

Солеваренная промышленность находилась на стадии мануфактурного производства со значительным разделением труда и применением смешанных форм его (крепостного и вольнонаемного). Ориентирована она была на рынок.

Поиски полезных ископаемых и металлургические предприятия

Поиск полезных ископаемых на Урале начался после присоединения Перми Великой к Русскому государству. Поначалу иска ли золото и серебро, в которых очень нуждалось государство. В 1488 г. Иван III обратился к венгерскому королю Матвею Корвину и австрийскому императору Фридриху III с просьбой прислать мастеров, которые помогли бы в
поисках драгоценных металлов: «…понеже в моей земле рубь золотая да серебряная есть, да не умеют ее разделити с землею».

В 1491 г. иностранные рудознатцы — «немцы Иван да Виктор» возглавили разведывательные геологические работы в Северном Приуралье. Но, несмотря на все старания, на реке Цильме (приток Печоры) было найдено не более 200—500 граммов золота и хватило его лишь на то, чтобы по приказанию великого князя отлить медаль для его дочери Феодосии.

В дальнейшем различные руды (но прежде всего золото) на Урале искали по указанию Ивана IV, Михаила Федоровича… Но лишь с середины XVIII в. Урал стал в полной мере
отдавать свои подземные богатства.

Экспедиция 1491 г., не найдя золотых и серебряных месторождений, наткнулась на медную руду. Но широко поиски меди на Урале развернулись лишь в начале XVII в. Она была найдена в строгановских владениях, но что-то помешало начать ее разработку. Вскоре экспедицией под руководством стольника Василия Стрешнева и московского купца Надея Светошникова были найдены новые залежи меди. Возле них был построен казенный Пыскорский медеплавильный завод — первое предприятие отечественной цветной металлургии, давшее продукцию в 1634 г. Он выплавлял до 600 пудов меди в год для выделки пушек и денег. Но в конце 1640-х гг. завод уже закрылся: пожар уничтожил заводские корпуса, к тому же истощился рудник.

На Пыскорском заводе плавильщиком работал Александр Иванович Тумашев. После закрытия завода он вместе с сыновьями продолжал выплавлять медь, сдавая ее государству по цене ниже рыночной. По мнению Тумашевых, за время действия их медеплавильного предприятия (прекратило оно свою работу в 1657 г.) они принесли казне прибыли более 1,5 тыс. рублей.

Несмотря на то, что железо — один из самых распространенных на земле элементов, люди познакомились с ним довольно поздно, а освоили еще позднее. Поэтому первые изделия из железа весьма ценились: так, во время Гомера панцирь воина стоил 3 пары быков, а удила для лошади больше, чем сама лошадь.

На Урале цветная металлургия, дававшая человеку изделия из бронзы, в середине I тысячелетия уступает место черной металлургии. Получение железа из руды стало доступно с изобретением сыродутного горна. Вначале железо выплавлялось в обычных ямах, и лишь позднее стали сооружать невысокие глиняные печи. Измельченную руду в них нагревали древесным углем до температуры около 900°С. Полученный продукт представлял собой бесформенный, пропитанный шлаком пористый кусок железа — крицу. Для отделения
металла от шлака крицу неоднократно проковывали. Такой способ получения железа назывался сыродутным.

В 1631 г. неподалеку от городка Ирбита на реке Нице было построено одно из крупнейших и старейших казенных предприятий по производству сыродутного железа — Ницинский завод. На нем работали 16 семей крестьян, освобожденных от налогов. Им полагалось жалованье по 5 рублей в год с условием, что за производственный сезон, с 1 сентября (начало года) и до 9 мая, они получат 100 пудов железа. Но даже такая высокая оплата не могла удержать рабочих на заводе, и они постоянно разбегались. Просуществовал Ницинский завод около 50 лет.

В 1669 г. на реке Нейве братья Тумашевы основали железоделательный завод производительностью до 1200 пудов железа в год.

В XVII в. на Урале происходили в основном те же социально-экономические процессы, что и на территории Центральной России.

Ремесленники все больше изделий изготовляли для продажи, на рынок, т.е. ремесло превращалось в мелкотоварное производство, которое постепенно перерастало в простую кооперацию и мануфактуру.

Кооперация встречалась в трех формах:

  • 1) предприятия, во главе которых стояли владельцы, использовавшие труд наемных работников и поставлявшие продукцию на рынок;
  • 2) кооперация на паевых началах;
  • 3) филиал, подразделение казенного предприятия без прямого выхода на рынок.

Зарождение частного предпринимательства в России в XVII в. проходило в сложной обстановке. В условиях товарного хозяйства предприниматель вступал в острую конкурентную борьбу, перед ним постоянно стоял вопрос — быть или не быть. Судьбу предпринимателя осложняло вмешательство государства в экономическую сферу. Одной рукой оно давало привилегии, а другой обирало нарождающуюся буржуазию.

Появление Тумашевых на горизонте торгово-промышленной жизни России XVII в. вполне закономерно. Большинство предприятий в то время было основано купцами, а начало тумашевскому хозяйству положил бывший мастер казенного завода, находившийся на государственной службе. Тумашевым удалось со временем наладить свое дело, создать на Урале небольшие металлургические предприятия мануфактурного типа с применением наемного труда, которые работали на рынок. Их железоделательный завод «указал» место, на котором в начале XVIII в. возник один из крупнейших металлургических заводов страны — Невьянский.

Первые металлургические предприятия XVII в. на Урале могли стать основой формирования буржуазных отношений в промышленности, но сильное государство, ставившее под свой контроль экономическую сферу жизни общества, замедляло их становление. К тому же в XVII в. на Урале еще не были накоплены достаточные людские ресурсы для того, чтобы вдохнуть в край новую, промышленную, жизнь.

Предыдущая запись Свидетельства о поселениях Урала в конце XVII века
Следующая запись Первые русские поселения на Южном Урале — из книг

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика