Каслинский чугунный павильон - Строительство

Каслинский чугунный павильон

15 апреля (по старому стилю) 1900 г. открылась Всемирная художественно-промышленная выставка в Париже

2020 г. исполнилось 120 лет со дня проведения Всемирной художественно-промышленной выставки в Париже и, соответственно, столько же — Каслинскому чугунному павильону,
который является главным экспонатом Екатеринбургского музея изобразительных искусств, жемчужиной коллекции уральского художественного литья XIX — ХХ вв. Он зарегистрирован в Международном каталоге музеев (ЮНЕСКО) как раритет — единственное в мире архитектурное сооружение из чугуна, находящееся в музейной коллекции.

Каслинский чугунолитейный и железоделательный завод входил в число заводов Кыштымского горного округа, которые принадлежали в XIX в. наследницам купца-золотопромышленника Л. И. Расторгуева.

Дипломы и медали, полученные на российских и всемирных промышленных выставках с 1860 по 1914 г., восторженные отзывы в печати и широкая реклама принесли каслинскому художественному литью мировую славу.

«Против наших каслинских мастеров по фигурному литью никто выстоять не мог. Сколько заводов кругом, а ни один вровень не поставишь»,

— писал в сказе «Чугунная бабушка» П. П. Бажов.

Однако стоит заметить, что художественное литье никогда не было основной продукцией завода. Он выпускал листовое, котельное, сортовое и полосовое железо, большую часть ваграночного литья составляли детали различного оборудования, архитектурное литье для внутреннего и внешнего убранства зданий: оконные и дверные короба, колонны,
карнизы, лестницы, решетки, камины, печи, плиты для пола, а также надгробные плиты с рельефами и надписями. Помимо этого, завод выпускал большой ассортимент чугунной опойчатой посуды.

С общемировым развитием промышленности и торговли во второй половине XIX в. связана организация и проведение различных художественно-промышленных выставок и ярмарок, участие в которых позволяло выделиться среди конкурентов, найти новых партнеров, а в случае победы — поднять престиж и цену производимой продукции.

Кыштымские горные заводы с 1860 г. были постоянными участниками российских и международных выставок, победу и высшие награды на которых обеспечивало художественное литье из чугуна. В 1896 г. на Всероссийской художественно-промышленной выставке в Нижнем Новгороде кыштымские заводы впервые демонстрировали свою продукцию в специальной выставочной витрине — чугунном павильоне, отлитом на Каслинском заводе. Он был выполнен по проекту архитектора А. И. Ширшова и представлял собой довольно внушительное сооружение: более 10 м в длину и около 9 м, с учетом штандарта, в высоту.

О художественном оформлении и архитектурном решении павильона мы можем судить лишь по двум сохранившимся фотографиям. Фасад сооружения кубической формы украшал портик со сдвоенными колоннами, которые соединялись со стенами ажурными кронштейнами.

А.И. Ширшов (1865 — начало ХХ в.) Каслинский чуrунный павильон на Всероссийской промышленной ярмарке в Нижнем Новгороде 1896

Стены павильона были орнаментированы сегментами затейливых чугунных решеток, а в нишах и при входе в павильон были размещены скульптуры из ассортимента Каслинского завода. Первый опыт создания чугунного павильона оказался удачным, Каслинский завод получил высшую награду выставки и право ставить на изделиях клеймо с двуглавым орлом — Государственным гербом России.

В 1899 г. великий русский ученый Д. И. Менделеев, посетивший это производство, писал:

«Каслинский завод … давно славится своим чугунным литьем. Видал я на выставках это литье не раз, сам купил в Екатеринбурге прекрасные образцы, но то, что я увидел в Кыштыме, где склад или, вернее, музей этих отливок, превзошло все мои ожидания. Отливка во всех отношениях не уступает бронзовой. Есть вещи действительно превосходные … Чугун, применяемый в каслинском литье, содержит около 0,4 % фосфора. Льют его прямо из домны, или вагранки.
Будь эти отливки производимы во Франции или Германии, они были бы у всех и каждого на столе или популяризировали бы всевозможные, особенно древние и современные, произведения скульптуры, и бронзовые изделия должны были бы уступить много места такому литью, как каслинское. Теперь стали его понемногу распространять в столицах, но будет, уверен, время, когда широта распространения достигнется огромная … ».

Высокую оценку ученого подтверждает и письмо 1898 г. из Горного департамента Главному правлению кыштымскими заводами, в котором говорилось:

«Милостивые государи! Озабочиваясь приданием полноты и достоинства русскому отделу на Всемирной выставке 1900 г. в Париже, признавая необходимым, ввиду ограниченности отведенного для отдела пространства, пригласить для экспонирования на упомянутой выставке лишь выдающихся представителей отечественной горнозаводской промышленности, обращаюсь к Вам … с покорнейшей просьбой оказать содействие успеху упомянутого отдела предоставлением предметов производства Ваших заводов».

Размещением заказа новой выставочной витрины, а также подбором моделей для отливки в чугуне занялся Василий Григорьевич Дружинин, один из членов Главного правления, поверенный по делам заводов своей матери О. П. Дружининой-Харитоновой, входящей в число основных владельцев Кыштымского горного округа. В. Г. Дружинин был титулярным
советником, секретарем Императорского археологического общества, уполномоченным Съезда уральских горнопромышленников в Санкт-Петербурге, историком, писателем, археографом, а также знатоком и страстным коллекционером произведений искусства. Он был лично знаком со многими скульпторами и художниками Петербурга.

Принятое им решение о привлечении к работе над павильоном молодого архитектора Евгения Евгеньевича Баумгартена стало основой очередной триумфальной победы Каслинского завода. Баумгартен прекрасно разбирался в архитектурных направлениях и для выполнения заказа решил использовать декоративные формы модного на рубеже XIX — ХХ вв. новорусского стиля, который позволил ему в ажурном убранстве павильона свободно сочетать древнерусские, византийские, скандинавские и венецианские мотивы.

Исполнение скульптурных фрагментов архитектор поручил Марии Диллон, профессиональному скульптору. Ее горельеф «Птицы радости и печали Сирин и Алконост», трижды повторяющийся в среднем ярусе, был создан по мотивам живописного полотна В. М. Васнецова «Сирин и Алконост, песнь радости и печали». В основе скульптур драконов, расположенных на углах верхнего яруса бокового и заднего фасадов павильона, лежала серебряная ручка хрустальной чаши, получившая «Гран-при Всемирной выставки в Париже 1878 г. Кроме того, специально для Франции Диллон был выполнен в стиле «модерю> канделябр «Флора», который сразу же вошел во все рекламные издания Каслинского завода и пополнил ассортимент выпускаемой им продукции.

К началу 1900 г. все работы по приготовлению к выставке были завершены.

По чертежам, присланным Баумгартеном на завод, лучшие модельщики К. Д. Тарасов и Д. И. Широков вырезали деревянные модели, а затем, добившись ювелирной точности, перевели их в бронзу, которая хорошо сохранялась при неоднократных формовках и давала необходимую чистоту поверхности. Потом модели были дополнительно обработаны чеканщиками, а от них уже перешли в руки формовщиков. На оборотной стороне ажурных рельефов до сих пор стоят автографы каслинских мастеров, их личные клейма: П. Тепляков, Г. Тепляков, Н. Тепляков, А. Мочалин, А. Торокин, В. Агеев, С. Агеев, Ф. Самолин, П. Самолин, М. Игнатов, В. Тимофеев, В. Кузнецов, С. Хорошенин, И. Захаров, Г. Пермин, П. Рязанцев. Последние штрихи на детали наносили чеканщики Ф. Глухов, М. Малов, М. Ахлюстин, П. Козлов, Н. Мягков. Ровный черный матовый тон придал поверхностям «вахромеевской сажей» мастер по окраске художественного литья Д. И. Новгородцев.

Павильон был предварительно собран на деревянном каркасе, все детали тщательно подогнаны, мелкие недоработки исправлены. Мастера подготовили и драпировку выставочной витрины — плюш, сатин, шелковую ткань, затем все разобрали, тщательно упаковали и отправили в Париж. Во Францию поехали также каслинские формовщики и литейщики, чеканщики и модельщики, плотники и глиномесы — всего двадцать пять человек, которые должны были собрать павильон на выставке, в здании горного дела и
металлургии.

В середине апреля 1900 г. Е. Е. Баумгартен писал из Парижа:

«Место, отведенное наверху, прекрасно, положение павильона очень выгодно: он виден отовсюду … Что касается исполнения, то оно хорошо совсем, если бы опять не злоупотребления сглаживаниями, чеканкой и, главное, черным цветом, сильно напоминающим сапоги, хорошо вычищенные ваксой. Тут я думаю несколько поправить, введя
местами бронзировку и плесень, что берется сделать собственноручно Богач, находящийся здесь … Наш павильон, по общим отзывам, будет гвоздем отдела … ».

Б.О. Богач, учитель Петербургского ремесленного училища, изобрел и использовал в окраске рельефов Каслинского павильона оригинальный рецепт, высоко оцененный архитектором — «патина» для чугуна получилась прекрасная.

15 апреля (по старому стилю) 1900 г. открылась Всемирная художественно-промышленная выставка в Париже, которая стала поистине уникальным событием, одной из крупнейших по занимаемой площади, числу стран-участниц и представленным экспонатам. Впервые 35 государств, среди которых была Российская империя, устроили
собственные павильоны, неслучайно современники называли выставку интернациональным праздником труда, прогресса и цивилизации.

Русский отдел поражал гостей своим размахом, французские газеты единодушно восторгались достижениями России в области промышленности и путей сообщения. Успех уральцев превзошел все ожидания: павильон, напоминающий сказочный дворец, неизменно притягивал внимание посетителей. Вокруг и внутри выставочной витрины располагалась продукция Каслинского завода, в том числе большое число художественных отливок из чугуна, созданных по моделям русских и западноевропейских скульпторов и пущенных в свободную продажу.

Покупателям предлагались иллюстрированные каталоги на русском и французском языках, а также вручались на память брелки из чугуна — рыбка, кабан, собачка или скрещенные молоточки — на выбор.

В XI группе «Горное дело и металлургия», по 65-му классу «приготовление металлических изделий» Кыштымские горные заводы наследниц Л. И. Расторгуева были удостоены
высшей награды — Большой золотой медали и «Гранпри» «Хрустальный глобус». Но не только высокие награды стали результатом поездки: согласно отчетам АО «Кыштымские горные заводы», внушительные расходы на создание павильона в 23 438 рублей 83 копейки полностью оправдались, чистая прибыль за 1900 г. составила 371 607 рублей 74 копейки.

В ноябре 1900 г. выставка закончилась, павильон был демонтирован, упакован в ящики, отправлен в Касли и забыт на долгие годы. А в 1921 г. первый советский директор завода Н. Ф. Захаров отдал приказ о переплавке павильона, так как в советской России ощущался острый дефицит бытовых предметов первой необходимости.

От полного уничтожения павильон спасли старые каслинские мастера. Они написали уездному начальству Екатеринбурга просьбу о сохранении шедевра для потомков. К сожалению, телеграмма об отмене распоряжения директора пришла с опозданием — большая часть деталей была уже переплавлена. Оставшееся литье было передано Свердловскому областному краеведческому музею, где в 1927 г. в экспозиции «Уральское художественное литье» была представлена боковая стена павильона, восстановленная с помощью одного из создателей чугунного шедевра — мастера-модельщика К. Д. Тарасова.

В 1936 г. художественная коллекция краеведческого музея была передана в фонды открывшейся Свердловской картинной галереи, расположившейся по улице Вайнера, 11.

В 1949 г. руководство галереи обратилось на Каслинский завод за помощью в восстановлении павильона. По приглашению галереи в Свердловск из Каслей приехали главный скульптор завода П. С. Аникин, начальник цеха художественного литья С. М. Гилев и мастер-чеканщик А. Д. Блинов. Они рассортировали детали павильона и определили объем работ, но приступить к восстановлению Каслинского павильона смогли только в 1957 г., после того, как на послевоенном заводе вновь заработал в полную силу цех художественного литья.

Большую роль в его возрождении сыграл сотрудник галереи академик Б. В. Павловский, который провел большую исследовательскую работу, изучив сотни архивных дел, документов, печатных изданий.

Директор галереи А. М. Кастра убедила партийное руководство и советские органы власти Свердловска в необходимости выделения 444559 рублей на реставрацию и восстановление павильона. В течение восьми месяцев 1957 — 1958 гг. бригадой мастеров под руководством С. М. Гилёва на Каслинском заводе были воссозданы утраченные детали экспоната и произведен его монтаж в картинной галерее.

А 3 мая 1958 г. состоялось торжественное открытие павильона, произошло его второе рождение. Несмотря на то, что размеры помещения давали возможность осматривать
павильон только с двух сторон и не позволили восстановить штандарты с эмблемой Кыштымского горного округа, а золотые кисти на балдахине были заменены знаменными, Каслинский чугунный павильон более тридцати лет восхищал посетителей галереи неповторимыми ажурными рельефами и являл, по выражению Б. В. Павловского, «энциклопедию чугунного литья».

Перед центральным входом в павильон заняла свое место скульптура Н. А. Лаверецкого «Россия». Изображенная мастером в виде прекрасной сильной женщины-воительницы в лучших традициях академической школы, она органически влилась в общий ансамбль павильона.

В 1988 г. картинная галерея была реорганизована в Музей изобразительных искусств, который получил еще одно здание, находящееся в переулке Воеводина, 5.

В самом большом зале нового помещения был сооружен гранитный подиум, способный выдержать нагрузку до 20 т. Множество споров вызвал сам процесс переноса павильона и из нескольких вариантов выбрали наиболее научно обоснованный и технологичный, исключающий риск повреждения хрупких чугунных деталей.

Бригадой специалистов Свердловского зонального отделения «Росмонументискусство» павильон был демонтирован на шестнадцать крупных блоков, несколько десятков малых узлов и большое число отдельных деталей, а затем перевезен в новое здание. Консультировали работу Б. В. Павловский и сын С. М. Гилёва, старший скульптор цеха художественного литья Каслинского завода А. С. Гилёв. Перед реставраторами стояла задача максимально приблизить облик павильона к первоначальному, для чего в Каслях заново изготовили все детали ажурного навершия с датой «1900», а А. С. Гилёв воссоздал два венчающих павильон штандарта с эмблемами Кыштымского завода.

Третье рождение «каслинского чуда» состоялось 9 июня 1986 г., однако работы по восстановлению его исторического облика не были завершены. Остались не покрытыми
сусальным золотом все фоны в «глухих» рельефах (а ведь именно золочение, а не бронзирование предусматривал проект Е. Е. Баумгартена), не выполнена вышивка балдахина золотыми эмблемами Кыштымского горного округа.

В 2000 г., к 100-летнему юбилею павильона, удалось закончить золочение фрагментов рельефов, а в 2010 г. у Екатеринбургского музея изобразительных искусств появилась возможность провести заключительный этап исторической реконструкции.

По каталогу текстильной фабрики был выбран бархат гранатово-красного оттенка, упоминавшегося в документах 1900 г. По фотографиям, сделанным в Париже, с помощью метода масштабирования был выполнен эскиз эмблем в натуральную величину и заказана вышивка балдахина золотыми нитями, а также бахрома в тон ткани и большие золотые кисти.

Наконец-то Каслинский чугунный павильон предстал перед зрителями во всем своем великолепии, таким, каким он запомнился посетителям легендарной Всемирной художественно-промышленной выставки в Париже.

За более чем вековую историю Каслинский чугунный павильон пережил как истинный свой триумф, так и незаслуженное забвение. Вершина литейного искусства уральских мастеров, как и 120 лет назад, поражает широкую публику и искусствоведов-специалистов своей торжественностью, богатым декором, выразительными рельефами и тонкостью деталей.

Предыдущая запись Д. И. Менделеев и железнодорожный вокзал Туринска
Следующая запись Орден Русской Православной Церкви преподобного Серафима Саровского III степени

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика