Документы о Строгановых и Ермаке - Строительство

Документы о Строгановых и Ермаке

«О пришествии Ермакове и прочих в Сибирь»

Посла бог очистити место святы(н)ия и победити бусорманского царя Кучюма и разорити боги мерские и их нечистивая капища… Избра бог не от славъных муж, царска повеления воевод, и вооружи славою и ратоборством атамана Ермака Тимофеева сына и с ним 540 человек.

Забыша бо сии света сего честь и славу, но смерть (в), а живот преложиша и возсприимъше щит // истинныя веры, и утверди(вше)ся мужествено, и показавше храбрость пред нечестивыми.

…В лета 7089, при державе благочестивого царя и великого князя Ивана Васильевича, всеа Русии самодержца, приидоша сии воини с Волги в Сибирь. Идоша же в Сибирь Чюсовою рекою и приидоша на реку Тагил, и плыша Тагилом и Турою, и доплыша до реки Тавды. На усть же тоя реки яша тотарина имянем Таузака, царева Кучюмова // двора. Поведа же им сей все пра царя Кучюма.

Есиповская летопись

О пожаловании Иваном Грозным в 1558 г. Г. А. Строганову земельной территории на Урале и о предоставлении ему прав на ее заселение и охрану

В 1558 году, 4 апреля, благочестивый государь царь и великий князь всея России Иван Васильевич пожаловал Григорию Аникиеву сыну Строганову по обоим берегам Камы незаселенные места в 80 верстах ниже Великой Перми: вниз по реке Каме, по правому берегу, от устья Лысьвы-речки, а по левому берегу ниже Пызновской курьи, — до устья Чусовой-реки.

А в тех незаселенных местах, там, где Григорий Строганов выберет место, надежное и хорошо защищенное, он должен построить острог и укрепления возвести, а пушкарей, и затинщиков, и пищальников, и караульных при крепостных воротах приказали для защиты от сибирских и ногайских отрядов тому Григорию найти самому. Да тому же Григорию беспрепятственно разных охочих не тяглых, а свободных людей приглашать в те его, государевы, незаселенные места и в крепость Канкор…

Строгановская летопись.
Первая треть XVII в.

О пожаловании Иваном Грозным в 1574 г. Григорию и Якову Строгановым строить оборонительные укрепления в Сибири

И государь царь Якова и Григория пожаловал, приказал им выдать свою государеву грамоту, дескать, им в Сибирской земле, за Югорскими горами на Тагичиях, на Тоболе, на Иртыше и на Оби, и на других реках, где есть необходимость охраны, а промысловым людям для ночлега, укрепления поставить с орудиями огнестрельными и содержать пушкарей, и пищальников, и сторожевой отряд (для охраны) от сибирских и ногайских людей и от других кочевников.

И вокруг укрепления, у рыбных угодий и на пахотных землях дворы ставить по обоим берегам Тобола-реки, и по притокам, и по озерам вплоть до верховьев, и создавать разные оборонительные укрепления. А те остяки, вогуличи и югра, которые от сибирского султана уйдут и начнут жить под высокой государевой рукой, и станут государю подати платить, какие смогут, и все те подати и у них собирать и посылать к государю в Москву, а тех остяков, вогулов и югру, которые подати платят, и всяких ясачных людей, их жен и детей от набегов сибирских отрядов охранять и притеснения их никакими людьми не допускать.

Строгановская летопись.
Первая треть XVII в.

О приглашении Строгановыми в 1579 г. Ермака с казаками на службу

В 1579 году, 6 апреля, Семен, Максим и Никита Строгановы узнали от надежных людей об удали и бесстрашии волжских казаков и атаманов, Ермака Тимофеева с соратниками, которые на Волге, на переправах, ногайцев и ордобазарцев разбивают и грабят и очень удачливо на Волге разбойничают. Послали к ним людей своих с письмом и с многочисленными подарками, а приказали их приглашать к себе честь и по чести и на добровольных началах, чтобы шли к ним в Чусовские городки и крепости для защиты их от нечестивых врагов.

Атаманы же и казаки очень обрадовались тому, что послы пришли к ним от благородных людей с великими почестями и с подарками и зовут их к себе на помощь…

…заговорил атаман Ермак Тимофеевич:

«О вы, собратья, атаманы и казаки — донские, яицкие, волжские и терские! Примите решенье, собратья, здравым умом, чтоб нам не промахнуться: коль на Волге нам жить — разбойниками слыть, а на Дону нам жить — казаками быть, а на Яик уйти — путь далек (лежит), а здесь — добычи нет. Да не в шутку нами шуточка сыграна, как разбили мы лодку-коломенку и разграбили казну государеву: из того мушкета немецкого вылетела пулька свинцовая, из того кафтана камчатого вырывала вату хлопчатую — убила посла государева…

А если мы государю царю повинную принесем, а этих знатных людей послушаем и к ним на помощь пойдем, то они напишут о нас снисходительные и благоприятные слова к государю царю и великому князю всея России Ивану Васильевичу, и государь царь над нами смилостивится и вернет нам долг — вину великую».

Строгановская летопись.
Первая треть XVII в.

Об участниках похода Ермака в 1582 г. в Сибирь

В 1582 году, 1 сентября, на память преподобного отца нашего Симеона Столпника, Семен и Максим, и Никита Строгановы отправили из крепостей своих в Сибирь против сибирского султана атаманов и казаков, Ермака Тимофеева с соратниками, а с ними отпустили, собрав из крепостей, своих разных служилых вольных людей: литву, и татар, и русских, — отважных и смелых, достойных воинов 300 человек все вместе, сообща; и в том их войске собрались всего 840 человек, смелых и отважных…

Строгановская летопись.
Первая треть XVII в.

О конфликте казаков из дружины Ермака с М. Строгановым во время сборов в поход

А Ермак в поход каждый струг для дружины своей у Максима снаряжал по принуждению, а вовсе не по доброй воле или взаймы, но убить хотел и имущество его разграбить, хозяйство его и при нем живущих разорить вконец. И напал на Максима с угрозами. Максим же убеждал их Богом и государем, чтобы по счету им запасов дать, и для того просил
у них кабалу:

«Когда возвратитесь, то с кого за те припасы плату взять и как вернете — точно или с прибылью?»

Тогда из их войска громче всех Иван Кольцо и есаулы закричали:

«Эй, мужик, считай, что ты уже мертв, возьмем и разнесем тебя в клочья! Дай нам под расписку на каждый струг по артельно, всякому человеку из 5000 поименно 3 фунта пороха свинца и оружие, три пушки полковые, по 3 пуда муки ржаной, по пуду сухарей, по два пуда круп и толокна, по пуду соли и двум (пудам) полотков, несколько пудов масла и знамена полковые с иконами — каждой сотне по знамени».

Тогда напуганный до смерти Максим с помощниками своими амбары хлебные открыл и по росписям полковых писарей, соблюдая вес, выдавал денно и нощно каждому по требованию, общим счетом на струги. А струги того груза не выдержали и под берегом (начали) тонуть. Они же (казаки) нарастили борта, решили принимать на каждый струг запасов по-меньше.

И решились все единодушно (выйти) в поход смиренно 13 июня и обещали все Максиму:

«Если Бог направит путь наш к победе и не погибнем, вернем (все) и возместим убытки после возвращения нашего, если же будем убиты, да упокоит нас прощение твое в жизни вечной, но надеемся на возвращение к отцам своим и матерям»…

Летопись Сибирская краткая Кунгурская. XVII в.

Предыдущая запись Строгановы на Урале
Следующая запись Сибирская экспедиция Ермака

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика